Глава сорок четвертая. Свадьба Кали и Хары Глава сорок шестая. Рождение Сканды

Глава сорок пятая. Повесть об Ардханаришваре

Риши сказали:
 
Рассказана эта удивительная [история], о брахман, о соединении Кали с Харой,
Святая, уносящая грехи, постоянно доставляющая удовольствие ушам, прекрасная. (1)
Вновь поведай о том, как Кали лучшую половину тела Шарвы
Приняла, и о том как Калика стала Гаури. (2)
По какой причине она, смуглая, стала светлой,
Об этом нам правдиво расскажи, о лучший из мудрецов, о первый средь дваждырожденных. (3)
 
Маркандея сказал:
 
Это великое сказание я поведаю сейчас,
Слушайте его, о великие риши, приносящие благо, должным образом. (4)
Об этом прежде вопрошал царь Сагара мудреца Аурву,
И как тот его поведал, так я вам его и передам. (5)
Прежде в роду Сомы был царь по имени Сагара82,
Богатый, могучий, умелый и сведущий во всех шастрах. (6)
Сражаясь на одной-единственной колеснице, он одолел всех владык земли
И стал великодержавным государем, наделенным всеми качествами царя. (7)
К лучшему из царей, государю Сагаре, обретшему царство,
Явились мудрецы, желая восхвалить его. (8)
С востока и с запада, с юга и с севера великие духом
Мудрецы и брахманы пришли, дабы повидать царя. (9)
И после того как все уже прибыли, великий духом, [блистающий], словно огонь,
Благословенный мудрец по имени Аурва явился, чтобы порадовать государя. (10)
Увидев пришедшего мудреца, пылающего, словно пламя,
Великие почести Сагара ему воздал. (11)
Падью, ачаманию и аргхью ему преподнеся83,
Усадил он лучшего из мудрецов на прекрасное сидение. (12)
Спросил великого духом царь Сагара Аурву,
Дваждырожденного, как подобает, о благополучии84, после того как почести ему были возданы. (13)
И отвечал лучший из мудрецов: « О царь людей, мне
Повсюду хорошо, и желаю я на твое благополучие взглянуть!» (14)
Кто другой, кроме тебя, может прибывать в процветании на земле средь всех царей,
Который над этими царями в одиночку победу одержал. (15)
Пусть благоденствие твое возрастает, о лучший из царей.
[Следуя] нравственности и [совершая] добрые дела, властвуй над землей, о царь. (16)
Если ты процветешь, то и мир процветет, ради этого деяния совершай,
Подобно тому как с возрастанием Луны происходит океанский прилив. (17)
Сначала в добродетели ты сам должен облечься, о царь,
А затем наделить добродетелями свою главную жену. (18)
Известно, что Дочь Химавана, возжелавшую соединиться с Шамбху,
Тот побудил [прибегнуть] к многочисленным способам совершения подвижничества. (20)
Затем, благодаря великой любви к Шанкаре Парвати
Приобрела половину его тела с его согласия, целомудренная. (21)
С тех пор Шанкара Ардханаришварой
Стал, о тигр среди царей, и другой жены он себе не брал. (22)
Поэтому ты также, о Индра царей, свою супругу
Побуди облечься добродетелями, а затем к этому же побуди и сына. (23)
 
Маркандея сказал:
 
Выслушав сказанное Аурвой, тот царь Сагара,
Наполненный радостью, улыбаясь, стал расспрашивать мудреца. (24)
 
Сагара сказал:
 
Каким образом целомудренная богиня, Дочь гор приобрела половину тела
Шанкары, о лучший из дваждырожденных, об этом я услышать желаю. (25)
Какие нравственные предписания следует внушить самому себе, жене и сыну,
Об этих предписаниях и сопутствующих добрых делах я услышать желаю. (26)
О науке политики для благочестивых и о нравах прочих, успеха достигших,
По очереди услышать жаждущий, я тебя умоляю, о дваждырожденный. (27)
Если не тайна это, о брахман, то я слушать желаю,
Однако, жаждущий услышать, тебе, самому себе равному, приказывать я не могу.
Но если из сострадания это должно поведать, то расскажи, о мудрец. (28)
 
Маркандея сказал:
 
После этих слов Сагары, Аурва, о лучший из дваждырожденных,
Отвечал из жалости тому царю, великому духом. (29)
 
Аурва сказал:
 
Слушай, о государь, я возглашу тебе то, о чем ты вопрошал меня.
О том, как некогда половину Хары Дочь гор приобрела, (30)
И о том, какие нравственные предписания ты должен соблюдать и где, о лучший их царей,
И добрых делах для всех по порядку я поведаю, так слушай же! (31)
После того как Шанкара, великий духом, взял в жены Дочь гор,
Некоторое время он провел в том же месте с Умой. (32)
Забавляясь с ней на склонах гор, в рощах и пещерах,
Долго гулял там Хара, доставляя Парвати радость. (33)
Затем, по прошествии времени Шамбху на гору Кайласа,
Подобную третьему небу, Шанкара с супругой и со свитою удалился. (34)
Оставивши созерцание и размышление Атмане, он предавался с ней утехам,
Обратив свои очи в чакоры, [пьющие свет] ее лица-Луны85. (35)
Иногда, собрав цветы для Дочери гор, Шанкара
Делал из них прекрасные гирлянды и покрывал ими все ее тело. (36)
Иногда на отражение своего лица в зеркале
Вместе с отражением лица Апарны глядел Быкознаменный. (37)
Иногда, умащая мускусом ее упругие груди,
Губитель Смары чертил на них гандха-патраку86. (38)
Умащая сандалом тело Амбики, тилаки
На чело и на полные сочления, подобные Луне, ставил красиво он. (39)
Локоны волос Умы, посыпанные куркумой, разноцветными,
Умащая их сандалом, алоэ, мускусом и шафраном, (40)
Он делал, благодаря чему они сияли,
Словно хвост павлина, распущенный для танца. (41)
Серьгами из чистого золота и другими великолепными
Драгоценностями тело Умы украшал Быкознаменный. (42)
И тело Умы, убранное золотыми [украшениями],
Блистало словно полная воды черная туча в окружений молний. (43)
Со всеми божественными украшениями и разнообразными жемчугами, в прекрасные одеяния
Облаченная, Кали напоминала изначальную природу. (44)
Таким образом, влекомый к ней страстью Шамбху, Повелитель мира,
На благо мира предавался утехам со своей супругой Кали. (45)
Кали, матерь миров, Махамайя, наполняющая вселенную,
Йоганидра, разум вселенной, воплощенное ведение и неведение, (46)
Высшая Пракрити, образ, производящий творение, поддержание и разрушение,
Желая блага вселенной, зачаровала Шанкару,
Богиня, и наслаждалась с ним, словно лунный свет с Луною. (47)
Однажды Губитель Смары, на вершине Кайласы с Умой
Радостно играя, увидел прекрасных апсар, (48)
Осиянных красотою и юностью, отмеченных всеми благами знаками.
И среди них была очаровательная гетера Урваши. (49)
Тела их были красновато-белого цвета, все они были украшены драгоценностями,
И даже сердца мудрецов могли [эти апсары] смутить. (50)
Увидев Хару и прекрасную Дочь гор, они поклонились им
И, сложивши ладони, стояли, от страха склонивши головы. (51)
Тогда Бхарга странным образом обратился к Парвати,
Чтобы в их присутствии сказать то, что было бы неприятно для нее: (52)
«О Кали! Черна ты, словно размазанная сурьма, и с Урваши и прочими апсарами
Ты по своей женской природе должна иметь общение». (53)
Выслушав его слова, должным образом к Урваши
И прочим апсарам Дочь гор обратилась, а затем попрощалась с ними. (54)
Парвати тотчас же попала под власти гнева, [услышав] сказанное Бхаргой:
«О Кали! Черна ты, словно размазанная сурьма». (55)
То, что перед апсарами уничижительно отозвался о цвете её тела
Полумесяцем Венчанный, не смогла вынести Дочь гор, негодованием охваченная. (56)
Тогда, покинув Ездящего на быке, она, наполненная гневом,
Укрылась на склоне гор и гнев свой сокрыла. (57)
Ездящий на быке, взволнованный разлукой, даже отправившись на поиски,
Не мог отыскать некоторое время Парвати на лучшей из гор. (58)
Узнав, что он встревожен разлукой, Парвати сама
Харе себя показала из своего укрытия на горе. (59)
[Вновь] обретя её, Шамбху, «Из-за чего поддалась ты, о любимая,
Чувству ущемленной гордости, о богиня!?» - словно разбитый, такие слова сказал. (60)
«Обиды со стороны мужа являются для женщины причиной появления чувства ущемленной гордости,
Если же их нет, то тогда, о робкая, [женщина] удостаивается порицания. (61)
Поэтому из-за чего ты сердишься, о лотосоликая,
О том расскажи поскорее, о любимая, ведь сердце мое не находит покоя». (62)
Молвив так Богине, Шанкара попытался обнять её,
Но Кали оттолкнула его и сказала следующее: (63)
«Разве ты не видел меня прежде, что с размазанной сурьмой
Сравнил меня, о Владыка бхутов, ты перед апсарами? (64)
«Над лишенным касты, над бездельником, над уродливым или над не преподносящим даров,
Над лишенным [какого-либо] члена тела из-за этого недостатка не следует насмехаться». (65)
Прежде Брахма изрек это как суть Вед,
Так отчего же, пренебрегнув этим, ты потешался [надо мной]? (66)
До тех пор пока мое тело не приобретет светло-золотистый цвет,
Я не соединюсь с тобою, правду я говорю тебе. (67)
Я не желаю, о Шамбху, приобрести светло- золотистый цвет, не будучи с тобою.
Послушай же меня, своей головой я клянусь87!» (68)
Молвив это ему, Богиня отправилась
На превосходный склон Гималаев, называемый Махакауши-прапата. (69)
Махадева же, благодаря своей мудрости неизбежное будущее
Узнав, Апарну, всеведущий, удерживать не стал. (70)
А она, уйдя туда, где прежде была с мыслью о соединении с Шамбху,
На протяжении сотни лет поклонялась Быкознаменному. (71)
Правую ногу подняв, а левую поставив на землю,
Глядя на север, она постоянно воздерживалась от пищи. (72)
Облаченная в тигровую шкуру, с лицом и головою, обращенными вверх, целомудренная
Наполненному светом, высшему, умиротворенному, благому и благо
делающему, прекрасному, (73)
Она поклонялась Харе, ведающая истину природы Атмана, как должно.
Ее, созерцавшую высшее, неподвижную, с умом, погруженным в истину, (74)
Мудрецы принимали за ствол дерева, правды не знающие,
И так, пока она вершила подвижничество, прошло сто лет, (75)
Словно один год для других, о лучший из царей.
Затем, по истечении столетия Шанкара, следующий йоге, (76)
Явил себя постепенно единого, как будто испытывая стыд.
Сначала он явил Брахму, затем Хари, (77)
После этого тело Шамбху, и, наконец, тождество их трех88,
Пребывающих в образе света, чистых и являющихся причиной всего. (78)
Затем образ Шамбху явил Шанкара.
Йоганидру, Махамайю, Йогини, Калику, Амбику (79)
Прежде явив, он ее природу Пракрити,
Именуемую «Парвати», затем ей показал. (80)
Обретя мудрость, облеченную тапасом, Парвати
Благодаря внутреннему и внешнему зрению постигла истину. (81)
Она поняла, что Шамбху наполняет мир, и она сама наполняет мир,
И Брахма, Вишну и Хара и есть вся вселенная. (82)
«Я первопричина всего мира объектов, Йоганидра, а также Сати», -
Постигнув это благодаря созерцанию, Богиня из созерцания вышла
И, открыв оба глаза, снаружи она увидела Шамбху. (83)
Увидев бога Шанкару, Бога богов, Супруга Умы,
Она стала восхвалять его избранными словами, йоге следующего. (84)
 
Парвати сказала:
 
Поклонение тебе, о повелитель миров, поклонение тебе, о Кешава вечный,
Превосходящий Прадхану и Пурушу, причина трех причин. (85)
Йоги, заблуждения, сердечной привязанности, дхармы и адхармы,
Знания и невежества имеет природу тело Шамбху твое. (86)
Ты есть высшее блаженство. Красотою наделенное, зримое и незримое, само воплощение йоги, рассудительный,
Вера, воплощение истины, в мужестве заключенное, ты свет и воплощение умиротворенности. (87)
Ты Брахма, Вишну, Хара, Махендра, Сурья, Сома, Ваю, Агни, Владыка богатств,
Повелитель вод, Шамана, ракшас и Шеша, и никого нет от тебя отдельного. (88)
Ты земля и небеса, ты путь небожителей, движущееся и неподвижное89, земля в воде,
Знание, должно быть обретённым, и истина, через созерцание постижимая,
выше высшего пребывающий и проявленный образ других. (89)
Ты Пуруша, Параматман, Прадхана, ты лучшая часть агам, через знание постижимая,
Реальное и ощущаемое, всеми пятью органами чувств постижимое. (90)
Слава и прославляемый, хвала и предмет восхищения, наблюдатель и объект
наблюдения, вместилище устойчивости, неподвижный,
Постоянный и непостоянный, освобожденный, соединение и разъединение,
преподнесение даров и отказ в преподнесении даров, внесение раскола и умиротворение. (91)
Праведность и ведомый праведностью, получивший посвящение, дакшина, суть сути, творец и творение,
Благородный и неблагородный, обладающий образом и образа лишенный,
божественный, бог, человек и нечеловек, (92)
Создатель и создаваемое, хранитель и хранимое, чуждый страсти и страстью одолеваемый,
Знание и невежество и учение Вед в одном лице, форма и бесформенность,
острота и мягкость одновременно, (93)
Реальное и нереальное, прекрасное и чистое, вечное и неограниченное,
мертвецов умиротворенность суровая,
Двойственность и единство, вездесущий и не вездесущий, колеблющийся и
непоколебимый, совершенный и податель совершенства, (94)
Пребывающий в одном месте, ты защитник всех, обладающий прекрасным
телом и бестелесный, ты единое тело богов,
Грубый и тонкий, не подверженный изменениям, воплощенный, душа
вселенный, и нет никого, отдельного от тебя. (95)
Твой образ наполняет деяние и бездеятельность, лишенный частей и полный,
Имеющий природу йоги и знания, дарует он благо, поклонение да будет тебе! (96)
Пред создателем Прадханы и Пуруши, Пурушей, как Время воплощенным, высшим владыкой,
Грозным господом, даров подателем благосклонным склоняюсь я, пред
тобою, разум и нравственность распространяющим. (97)
Не подверженный гибели, вечный свидетель, знающий поле, лучший из держателей поля,
Поклонение тебе, о душа вселенной, о Быкознаменный, о Махешвара! (98)
Из чьего сердца нектар знания изливается в образе Луны,
Чей образ единый можно постичь только благодаря преданности, поклонение да будет тебе! (99)
 
Аурва сказал:
 
Будучи таким образом восхваляем, Махадева, сострадательный ко всем существам,
С благосклонным лицом обратил речь к Парвати, радуя [ее]. (100)
 
Владыка сказал:
 
Доволен я, о Богиня, благо тебе, дар избери желанный,
Подвижничеством твоим умилостивлены я, Брахма, а также Хари. (101)
Нет тебе равных в подвижничестве, добром нраве и достоинствах,
Без тебя мне белый свет не мил90, о любимая, так делай же так, как ты желаешь. (102)
 
Аурва сказал:
 
Тогда сбитая с толку майей, отвечала Дочь Гималаев:
«Пусть тело мое прямо сейчас обретет светло-золотистый цвет,
И пусть ты кроме меня другой жены себе не возьмешь, о Хара!» (103)
После этих слов Парвати Махадева ее,
Красавицу, побудил погрузиться в воды небесной Ганги91. (104)
Она, погрузилась и поднялась, став, словно светлая молния.
Богиня, стоящая посреди кристально чистых вод, напоминала молнию, [сверкающую] в осеннем небе. (105)
 
Владыка сказал:
 
Я кроме тебя, о любимая,
Даже в мыслях другую [жену] не возьму, правду говорю тебе. (106)
 
Аурва сказал:
 
Из вод поднялась Парвати, охваченная ликованием,
Тяготы подвижничества отринув, была она словно лунный свет с Луною. (107)
Тогда, взяв с собою богиню Парвати, Быкознаменный
Отправился на гору Кайласа в собственную обитель не медля. (108)
Придя туда, Хара, Богиню окропляя благовониями и надевая на нее украшения,
Радовал её, как и прежде, шутками, смехом и болтовней. (109)
Она же, с телом светло-золотистого цвета, любуясь сама своей очаровательной красотой,
И вновь обретя давшего обещание [не брать другой жены] Хару, пришла в великий восторг. (110)
И пока они, оба благие, наслаждались друг другом,
На Кайласе, лучшей из гор, прошло долгое время, (111)
Однажды Дочь Гималаев, вблизи от Махадевы
Восседая, увидела свое отражение у него на груди. (112)
На светлой, словно хрусталь, прекрасной груди Шамбху,
Являющейся зеркалом знания йогов, отражающуюся красавицу - (113)
Свое собственное отражение - Дочь гор на левой стороне
Увидела в образе очаровательной женщины с лицом, на чьем лице сияла улыбка. (114)
Из-за обмана зрения92 у Парвати возникла мысль:
«Даже дав обещание, как мог Гириша взять другую женщину, (115)
При помощи волшебства усадив ее себе на грудь, смотрящую искоса на меня?».
От таких мыслей лицо ее почернело, а брови стали нахмурены,
И Быкознаменный стал черным, словно зловещее знамение. (116)
Тогда она, увидев это отражение, сбитая с толку майей Вишну,
От чувства уязвленной гордости и гнева укрылась в потайном месте на вершине горы. (117)
Взволнованный разлукой Шанкара стал искать ее,
Но лишь спустя долгое время Хара сумел отыскать спрятавшуюся Богиню. (118)
Обретя любимую, чье лицо побледнело, Махадева
Обратился к ней, причину гнева ее узнать желающий. (119)
 
Владыка сказал:
 
Из-за чего ты, о прекраснобедрая, на меня сердишься, о яростная,
Желаю я, чтобы причину гнева назвала ты, о дорогая! (120)
Тебя не обидел я ни словом, ни мыслью,
Ни делом93, так от чего же ты гневаться можешь, о красавица!? (121)
 
Богиня сказала:
 
 
Прежде я просила тебя дать обещание,
Так как же, его нарушив, ты другую жену иметь возжелал? (122)
Своими очами видела я на твоей груди, о Хара,
Очищенной водою от пепла, некую женщину-красавицу. (123)
Ты исполненный всего знания, вездесущий Высший Владыка,
И хоть стремилась я удовлетворить тебя [следованием] подвижнических
обетов, но недоволен ты, о Махешвара! (124)
Поэтому я, дабы вершить подвижничество, навсегда уйти желаю,
Позволь же мне это, о Шамбху, и помехи не чини напрасно. (125)
 
Аурва сказал:
 
Выслушав ее слова, с лицом, на котором играла улыбка,
Шанкара отвечал красавице Парвати, пребывающей в растерянности. (126)
 
Владыка сказал:
 
Я не брал другой женщины в жены и не нарушал обещания.
Ложное представление появилось у тебя, о глупая, вследствие смятения духа. (127)
Если ты желаешь услышать о причине этого, о Парвати,
То я поведаю тебе о ней, но не проявляй, о надменная, чувства задетой гордости. (128)
На моей широкой груди, блестящей, словно чистое зеркало,
Своего собственного тела отражение ты видела. (129)
Так пойми же теперь, что никакой [женщины] нет на моей
Груди, и чувству уязвленной гордыни ходу не давай. (130)
 
Богиня сказал:
 
Если я присутствую, то отражение есть, а если меня нет, то и его нет,
То как же я могу это понять, то мне скажи, о Быкознаменный! (131)
 
Владыка сказал:
 
Стоя у круглого окна, через которое [падают] лучи, о чаровница,
Взгляни на грудь мою, водою очищенную от пепла. (132)
А затем погляди на свое украшенное тело в зеркале,
А после, подойдя к моей груди, посмотри на свое отражение. (133)
Сделаешь так и увидишь на моем теле свое.
Погляди на собственное отражение, кроме тебя, там и нет никого. (134)
Ты узнаешь, что это лишь отражение на моей груди, о красавица.
И узнав об этом, ты избавишься от чувства уязвленной гордости и вновь обретешь меня. (135)
 
Аурва сказал:
 
После этих слов Хары, Венчанного полумесяцем, Парвати
Водою омыла его грудь и вновь заметила свое отражение. (136)
Увидев словно в зеркале свое лицо и фигуру, Парвати
Постоянно стала глядеть на грудь Шанкары. (137)
Всякий раз, когда Богиня притворно играла глазами,
То же делало и отражение, а также движения руками и прочее. (138)
Затем, встав у круглого окна, через которое [падали] лучи, Дочь Гималаев
Стала смотреть на грудь Шамбху, очищенную от пепла. (139)
И тогда Парвати на груди Быкознаменного
Никакой женщины не заметила, а увидела лишь круг, [образованный] лучами. (140)
Благодаря этим и другим многочисленным приемам Богиня
Освободилась от сомнений, и тогда стыд охватил красавицу. (141)
Исполнившуюся стыда Дочери гор, слегка испуганную, с поникшим лицом
Шамбху обнял обоими руками и стал целовать ей лицо. (142)
Успокаивая Богиню, Махадева молвил ей:
«Нечего стыдиться тебе, о великая участью, ведь кто заблуждению не бывает подвержен? (143)
Прекрасные женщины должны проявлять чувство уязвленной гордости, ибо лишь это любовь укрепляет,
Ты же должна проявлять это чувство изредка, о Богиня, а не постоянно!» (144)
После этих слов Бога богов Амбика, сестра Майнаки,
К Шанкаре из любви обратилась с любезными и сладостными словами. (145)
 
Богиня сказала:
 
Чтобы я, словно тень, за тобою следовала постоянно, о Хара,
Будучи твоей спутницей, так ты должен сделать. (146)
Если соприкосновений всеми членами тела, постоянных объятий и игр
В заправду желаю я, так ты и должен сделать. (147)
 
Бхагаван сказал:
 
Мне также нравиться то, что ты желаешь, о красавица.
Средство для этого я назову, и если ты можешь, его примени. (148)
Прими же половину моего тела, о чаровница,
Пусть одна половина моя будет женской, а другая [остается] мужской. (149)
И если ты также сможешь разделить свое тело на две половины,
Тогда я возьму от твоего тела половину, о прекрасноликая. (150)
Пусть также [одна] половинка тебя будет женщина, а [другая] половина - мужчина.
У меня есть сила сделать так, но ты свое позволение дать должна. (151)
 
Богиня сказала:
 
Я приму половину от твоего тела, а Быкознаменный.
Как же я могу не желать того, если ты это сделать желаешь. (152)
Итак, взять половину желаешь ты,
То тогда я, о Шамбху, от тела [твоего] половину приму. (154)
 
Владыка сказал:
 
Как ты желаешь взять половину тела моего, да будет так!
И также да возьму я половину от твоего тела, как желаю! (155)
 
Аурва сказал:
 
Тогда Гаури прежде постигнутую во время подвижничества
Природу Йоганидры, бывшую её собственной, стала созерцать разумом. (156)
Сначала она поклонялась Харе, затем - Брахме,
А после владыке трех миров Хари, господу Нараяне. (157)
Созерцая их единство, она, наполняющая мир,
Подвижница, а также созерцая самую себя как Йоганидру, (158)
В правую часть своего тела половину Венчанного Луной [поместила],
А левую [половину] своего собственного тела [передала] Харе. (159)
Хари же от своего тела половину в тело Гаури сам
С любовью поместил, желая исполнить её желание удивительное. (160)
Затем долгое время Бхарга оставался с Кали,
Оставив [ей] половину тела, великолепием блистал он. (161)
А Кали, став светло-золотистого цвета и приняв половину тела Шанкары,
Обрела радость и была довольна, наполняющая мир. (162)
Так, когда от его половину приняв, Высшая Владычица
В уединенном месте пребывала, тогда заблистала она, прекрасная. (163)
На одной половине была уложенная вдоль головы коса, на другой - спутанные пряди волос,
На одном ухе была змея, а отливающая золотом (164)
Серьга на другом ухе на голове её блистала.
У одной половины был глаз, напоминающий глаз газели, у другой - быка. (165)
Одна сторона носа была крупной, а другая красивой и напоминала цветок сезама,
У одной стороны был длинный ус, а другая не имела усов вообще. (166)
Одна сторона имела красивые зубы красноватого цвета и алые губы,
А другая - длинные зубы и белые, толстые губы. (167)
С одной стороне шея была темно-синего цвета, а с другой – украшена ожерельем,
Она рука была унизана [браслетами] канкана и кеюра, а другая, (168)
Мощная рука имела в качестве браслета свернувшуюся в кольцо змею.
Одна рука была нежной и красивой, а другая напоминала хобот слона. (169)
На пальцах одной руки были золотые перстни, а на другой их не было.
С одной стороны груди [возвышались] женская грудь, а другая была покрыта рядами волос. (170)
Одна нога напоминала ствол бананового дерева, с красивой пяткой и нежной стопой,
Другая же было крепкой и похожей на лотос. (171)
Одна ягодица была красивой, нежной, пышной и привлекательной,
А другая, упругая, протянулась от талии до ноги. (172)
Одна сторона была покрыта шкурой тигра и умащена пеплом,
В то время как другая облачена в мягкий шелк и была умащена сандалом. (173)
Так одна сторона стала обладать женскими признаками,
А другая, исполненная силы, была мужской. (174)
Таким образом половину тела Недруга Смары приняла целомудренная Дочь гор
На благо всем мирам, Калика, подобная черной туче. (175)
Ее тело, о Индра царей, обладала половиной тела Хары,
И подобное, даже ища, нельзя было отыскать в трех мирах. (176)
Даже сантана или париджата, испускающие исключительный блеск [небесные] деревья,
И [покрытые] лианами амогха не могли сравняться с нею. (177)
В различных позах, каждый раз [в новой], соединялись в любви они, о владыка людей,
И иногда [Шива], будучи Ардханаришварой, любовью наслаждался. (178)
И хотя Владыка бхутов сам мог Калику
В Гаури обратить, он, причина причин всех существ, (179)
Тем не менее, следуя различным обрядам и способам,
Бог побудил вершить подвижничество Дочь гор, (180)
И лишь позже, ее, подвижничеством очистившую все члены тела обратил в Гаури
И дал ей половину [собственного] тела Махешвара. (181)
Истины об этом не знают великие духом и могучие
Нандин, Бхрингин, Махакала, Ветала и Бхайрава, (183)
Являющиеся частями Махеши, свободные от страха и богатые подвижничеством.
Они в человеческом теле обрели благодаря силе подвижничества (184)
Власть над ганами и они знают о Харе высшем.
И также ты побуждай своих придворных, о лучший из царей, (185)
И супругу [вершить подвижничество], следуя благим обрядам и способам, и тогда благо обретешь.
Кто постоянно слушает эту удивительную и дарующую заслугу (186)
Историю о любви Благого и Благой, а также о принятии половины тела,
И о том, Калика приобрела светлый цвет [кожи], благо приносящую, (187)
Для того не возникнет преград, и он считается наиболее добродетельным.
Проживет долгую жизнь и счастливым будет он, окруженный сыновьями и внуками. (188)
Постоянно слушающий о великих деяниях Благого и Благой
Мира Шивы достигает надолго, Шивой любимый. (189)
 
 
Так в Калика-пуране заканчивается сорок пятая глава, называющаяся «Повесть об Ардханаришваре».
 
 
Примечания
 
82) 45.6 (а). Прежде в роду Сомы был царь по имени Сагара - Сагара это
популярный в санскритской литературе царь, однако повсюду он считается
происходящим из Солнечной династии (sUrya-vaMsha, «род Сурьи»), а не из
Лунной (soma-vaMsha, «род Сомы»).
 
83) 45.12 (а). Падью, ачаманию и аргхью ему преподнеся (pAdyam
AchamanIyaM cha dattvaivArghya-purogamam) – согласно правилам приема
гостя, излагаемых в грихьясутрах, хозяин должен предоставить гостю: 1).
подстилку для сидения (viShTara), 2). воду для омовения ног (pAdya), 3).
«почетную воду» (arghya), 4). «воду для прихлебывания» (AchamanIya), 5).
«медовую смесь» (madhuparka) (Махабхарата 1987, с.733).
 
84) 45.13. Спросил... / о благополучии (uvAcha... / kushalam) - традиционный
вопрос о благополучии – кушала-прашна, входивший в этикет общения гостя
и хозяина (Этикет, с. 166).
 
85) 45.35 (б). Обратив свои очи в чакоры, [пьющие свет] ее лица-Луны (tad
vaktra-chandre netrANi chakorAn iva chAkarot) – чакора это птица Perdix rufa
или Genus alectoris. Считалось, что чакоры питаются лунным светом.
 
86) 45.38. Чертил на них гандха-патраку (gandha-patrakam vililekha) – слово
gangha-patraka буквально означает «благоуханный лист». Здесь Шива
мускусом чертит контуры листа на грудях Парвати (Калика-пурана, с.611).
 
87) 45.68 (б). Своей головой я клянусь! - AtmanaH shirasA shape.
 
88) 45.78 (а). Тождество их трех (teShAmathaikatAm) – обоснованию идеи
единства трех основных богов индуизма посвящена 12-я глава КП.
 
89) 45.89 (а). движущееся и неподвижное (sthAvaro ja~Ngamo) - традиционный
комплекс, охватывающий все существующие на земле (Махабхарата 1987,
с.675).
 
90) 45.102 (б). Без тебя мне белый свет не мил - tvAM vinA na hi tR^ipyAmi.
 
91) 45.104 (б). побудил погрузиться в воды небесной Ганги (AkAsha-ga~Ngatoyaughe
majjayAmAsa) - под небесной Гангой подразумевается Мандакини –
рукав Ганги, стекающий через долину Кедаранатха в Гималаях, в северной
части Гарвала (Махабхарата 1996, с. 297).
 
92) 45. 115 (а). Из-за обмана зрения — bhrAntyA dR^iShyAtha.
 
93) 45.121. ни словом, ни мыслью, / Ни делом (na... vAchA vA manasA / kAyena
vA) – триединство ума, тела и речи, составляющее человеческое «я»,
известно уже Ригведе (Рамаяна, с. 845). Это индоевропейская формула, в
рамках ритуальной культуры объемлющая три ее уровня: идеологию, учение
и обрядность (Махабхарата 1998, с. 170).
 
 
 
 
 
 
Глава сорок четвертая. Свадьба Кали и Хары Глава сорок шестая. Рождение Сканды
Главная | О проекте | Видео | Студия танца и музыки «Куджана» | Авторское фото | Религия Философия Культура | Библиотека | Заметки Блоги Ссылки | Индийский блокнот | Контакты | Обновления | Поиск по сайту