Глава сорок вторая. Махадева обращает Каму в пепел Глава сорок четвертая. Свадьба Кали и Хары

Глава сорок третья. Кали обретает Хару

Маркандея сказал:
 
Тогда во дворец Химавана явился божественный мудрец
Нарада, путешествующий там, где он захочет55, побуждаемый Индрой. (1)
После прибытия Нарада был почитаем Владыкой гор, великим духом.
И его покинув, в уединенном месте встретил Кали. (2)
Встретив Кали, тот мудрец, просвещая наделенную знанием56,
Молвил слова правды на благо всех миров. (3)
 
Нарада сказал:
 
Слушай, о Кали, слова мои правдивые и им внимай,
Служила ты Махадеве, подвижничества не [верша]. (4)
Из-за этого, даже будучи влюблен, Махадева тебя покинул.
Но никакую другую [женщину] кроме тебя, Шанкара в жены не возьмет. (5)
И ты никого другого в мужья не примешь, кроме Владыки,
Поэтому, налагая на себя епитимьи, на протяжении долгого времени совершай поклонение Владыке. (6)
Подвижничеством очищенную, тебя он скоро сделает своею второй половиной57.
Мантру эту его, о великая участью, слушай, которой (7)
Будучи почитаем, скоро явится к тебе воочию Махешвара:
оМ намаХ шивАйа – она всегда любима Шанкарой58. (8)
Созерцая его образ, обуздав себя, шестислоговую
Мантру повторяй, о Дочь гор, и этим будет доволен Хара. (9)
После этих слов Нарады, великого духом, Кали
Нашла их достойными исполнения, благими и правдивыми. (10)
Одобрив намерение Кали предаться подвижничеству, Нарада
Возвратился на небеса, а она утвердилась в решении [следовать] обетам. (11)
После того как божественный мудрец удалился, Кали, подойдя к Менаке,
Сообщила ей о своем желании стать подвижницей ради соединения с Харой. (12)
 
Кали сказала:
 
Я уйду, чтобы предаться подвижничеству, о мать, дабы заполучить [в мужья] Махешвару,
Позволь же мне удалиться в лес подвижничества с этой целью сейчас. (13)
Сообщи отцу о моем намерении предаться подвижничеству не медля,
Пока огонь разлуки с Бхутешей не сжёг меня, о мать! (14)
 
Маркандея сказал:
 
Выслушав её слова, Менака, опаляемая скорбью,
Обняла свою дочь и промолвила: «Не предавайся подвижничеству, о дорогая. (15)
Нежна ты телом, о доченька, поэтому не обращайся к епитимьям суровым.
Тело мудреца истязание выдержать способно, но не твое тело. (16)
Жизни в лесу тебе, о доченька, даже враги не пожелают,
Поэтому оставь [мысль] о подвижничестве, связанном с жизнью в лесу,
Подвижничество, тебе соответствующее, верши себе на благо. (17)
Выслушав слова матери, Дочь гор удрученная
Обратила тогда речь к матери, к подвижничеству устремленная. (18)
 
Кали сказала:
 
Не препятствуй мне, все равно уйду я в лес подвижничества, дабы истязаниям себя подвергать.
Даже без разрешения твоего удалюсь я тайно. (19)
 
Менака сказала:
 
В доме [пребывают] постоянно Брахма, Вишну, Шива и прочие [боги],
Поэтому в доме, о дочь, богов почитай, если ты желаешь. (20)
Где видано это, чтобы женщины жили в лесу подвижничества без мужа,
Поэтому не годится этот, о дочь, уход в лес ради наложения на себя епитимий. (21)
 
Маркандея сказал:
 
Оттого что была она удерживаема Меной от ухода в лес подвижничества
[Словами] : «О нет!», Сати получила имя «Ума»59. (22)
Пренебрегнув словами матери, дочь Химавана
Вместе с подругами сообщила отцу о своем намерении [вершить] подвижничество. (23)
Узнав об её устремлении к епитимьям, Повелитель гор
Скрепя сердце60 дал дочери свое позволение. (24)
Она, дав знать отцу, туда, где был сожжён Манобхава
[Богом] Шамбху, направилась на место нисхождения Ганги. (25)
Кали достигла места нисхождения Ганги на склоне Гималаев
И без Хары увидела его, лишь о Харе думающая. (26)
Там, где прежде находясь, Шамбху был погружен в созерцание,
Там лишь миг побыв, она разлукой была терзаема. (27)
«О Хара!» - так на том месте рыдающая Дочь гор
Сетовала, тяжким горем мучимая, тревогой и скорбью наполненная. (28)
Малое время скорбя, Кали, вспоминая прежнюю
Привязанность к Харе, впала в смятение чувств, лотосоокая. (29)
Нескоро это смятение благодаря стойкости преодолела красавица,
И была отныне готова к соблюдению обетов дочь Химавана. (30)
Сначала её обет заключался в питании плодами,
В покаянии средь пяти огней, в созерцании Шамбху и повторении его имени. (31)
Из сухих жертвенных дров в четырех направлениях четыре
Огня она разжигала летом, а пятым было солнце61. (32)
На расстоянии в одну хасту62 четыре огня при помощи жертвоприношения вайшванара разожгя,
Посреди них она сидела в одежде из луба, глядя на солнце. (33)
Лето она проводила меж огней, а в прохладное время года была погружена в воду63.
Сначала она питалась плодами, затем водой, (34)
Затем поедала упавшие с дерева листья,
И, наконец, даже от листьев отказалась дочь Химавана, (35)
Следующая обету воздержания от пищи, изнуренная епитимьями,
Оттого что даже листьями прекратила питаться дочь Химавана, (36)
Боги в мире прозвали её: «Апарна»64.
Налагая на себя епитимью пяти огней, погружаясь в воду, (37)
Стоя на одной ноге весною, дочь Химавана
Повторяя шестислоговую [мантру], на протяжении долгого времени великим самоистязаниям предавалась. (38)
Облаченная в лохмотья и в одежду из луба, спутанные волосы носящая,
Исхудавшая, она была погружена в созерцание, превзойдя в подвижничестве мудрецов. (39)
Её, погруженную в созерцание, оберегал сам Шанкара,
Он ободрял ее и защищал от опасностей, радостный. (40)
И пока вершила подвижничество и созерцала Махешвару
Кали в лесу подвижничества, прошло три тысячи лет. (41)
По прошествии же восемнадцати тысячи лет очищенная взором его самого
В соответствии с божественным предписанием богиня стала достойной Хары. (42)
По окончании этого промежутка времени в том месте, где предавался подвижничеству Хара,
Малое время находясь, погрузилась в размышления красавица. (43)
 
Кали сказала:
 
Разве не ведает Махадева, что я следую обету?
Так отчего же долгое время он не выказывает расположение ко мне, подвижничеством занятой? (44)
Если в мире этом не пребывает Гириша, то зачем мудрецы восхваляют его?
Всезнающим и вездесущим бог Хара зовётся [другими] богами. (45)
Он вездесущий, всеведущий, душа вселенной, в сердце каждого пребывающий,
Дарующий все виды богатств, бог, являющийся причиной всех причин. (46)
Если моя мать Менака целомудрена, и если я к Быкознаменному
От любви сгораю, то пусть смилуется тогда Шанкара. (47)
Если [истинна] шестислоговая мантра, изошедшая из уст Нарады,
И если с преданностью я повторяла её, то Хара пусть будет милостив благодаря этому! (48)
Если верно, что я предавалась подвижничеству, если верно, что я поклонялась Харе,
Если истинным было подвижничество, то Хара пусть будет милостив благодаря этому65. (49)
 
Маркандея сказал:
 
И когда в такие мысли погруженная она находилась в обители Хары,
С поникшим лицом, в изорванной одежде, со спутанными волосами и в рубище, (50)
Тогда некий брахман-брахмачарин, соблюдающий обеты,
Имеющий в качестве верхней одежды шкуру черной антилопы, носящий посох и камандалу, (51)
Блистающий великолепием Брахмана, [с телом] светло-золотистого цвета, прекрасный,
Со спутанными и растрепанными волосами, гордый, имеющий изможденное тело, (52)
Подошел к Кали. [На самом деле то был] Шамбху, принявший облик брахмана.
Явившись к Кали, брахман обратился к ней, (53)
Желая непосредственно услышать её слова о любви к нему.
Красноречивый, цветастыми словами он стал расспрашивать Дочь гор. (54)
 
Брахман сказал:
 
Кто ты и чья ты, о прекрасная, и ради чего в безлюдном лесу
Ты вершишь аскезу, для мудрецов, владеющих собою, недоступную. (55)
Не девочка ты, но и не старуха, а девица весьма прелестная.
Так как же без мужа ты подвижничеству постоянно предаешься? (56)
Разве ты подвижница, о дорогая, или супруга какого-либо
Подвижника, который ушел куда-то, чтобы собирать цветы и прочее? (57)
Если у тебя на сердце обида на кого-то лежит
Об этом мне поведай, в силах я горю помочь. (58)
После этих слов брахмана, Дочь гор собственную подругу
Дать ответ ему нежным взором побудила. (59)
По её повелению брахману её подруга Виджая
Сообщила все, как было, смотря на лицо Дочери гор. (60)
«Это дочь Царя гор, о лучший из дваждырожденных,
Известная под именем Парвати, а также Кали, прекрасная. (61)
Никто не извещал Шанкару, Быкознаменного,
Что, его желая в любимые мужья, она подвергает себя истязаниям суровым. (62)
На протяжении трех тысяч лет предается подвижничеству красавица,
Но Шанкара до сих пор так и не явился к Дочери гор. (63)
Бог Шанкара, Гириша, вездесущий Высший Владыка -
Так говорят о нем брахманы и мудрецы, богатые подвижничеством66. (64)
Разве не знает он о ней? Разве нет его на склоне горы?
Такою мыслью опечаленная, не находит она себе покоя. (65)
Если ты испытываешь сострадание к ней, то и не будучи упрашиваемым ею,
Сведи её с Шанкарой сегодня, о давший благой обет. (66)
Выслушав её слова, дваждырожденный-брахмачарин,
Улыбаясь, игриво молвил Парвати. (67)
 
Брахман сказал:
 
Не напрасна встреча со мной, Хару я привести способен,
Однако одно я скажу несомненно, выслушай же мое мнение. (68)
Я знаю Махадеву и расскажу тебе о нем, так слушай же меня.
Махадева, Имеющий знаком быка, умащается пеплом и носит спутанные волосы. (69)
Он облачен в шкуру тигра и носит также шкуру слона.
[В руках] он держит череп, и все члены тела его покрыты множеством змей67. (70)
Шея его обожжена ядом, и у него три ока68. С необычным количеством очей он страх вызывает.
О происхождении его никому не ведомо, и лишен он и дома, и услад. (71)
Нет у него ни друзей, ни родичей, не вкушающий ни пищи, ни наслаждений,
Обитает он постоянно на шмашанах69, чуждый общения с праведниками, (72)
Окруженный ордами воющих, уродливых и яростных бхутов,
Не ведающий чувства любви, не имеющий ни жены, ни сына. (73)
По какой причине стремишься [иметь ты] такого мужа?
Слышал я о другом [недостойном] деянии, что он в прошлом совершил. (74)
Слушай же, я поведаю тебе, и если он нравится, то можешь принять его.
Целомудренная дочь Дакши Сати Ездящего на быке (75)
Избрала в мужья прежде по воле судьбы, воздерживающего от любовного соединения.
«Жена капалина», - [с такими словами] Дакша отрекся от Сати, (76)
И Шамбху даже не предлагал он доли в жертвоприношениях.
Из-за пренебрежения с его стороны наполненная скорбью Сати (77)
Рассталась с жизнью и покинула Шанкару.
Ты сокровище среди женщин, твой отец царь всех гор, (78)
Так почему ты подобного мужа [иметь] стремишься благодаря суровому подвижничеству?
Индра богов, Владыка богатств, Павана, Повелитель вод, (79)
Агни или любой другой бог, или небесные врачеватели Ашвины,
Или видьядхара, гандхарва, нага и человек, (80)
Красотою и юностью осиянный, всеми достоинствами наделенный,
Славный, из знатного рода происходящий - такой тебя муж достоин. (81)
С которым ты на наполненном множеством драгоценных каменьев, которым цены нет, широком,
Украшенном великолепными венками, надушенном [благоуханным ароматом] порошка из курительных приборов, (82)
Мягко постеленном, просторном, прекрасном,
Находящемся внутрь восхитительного дворца, расцвеченном золотом (83)
Ложе соединяться [в любви] будешь, такой муж тебя будет достоин.
Даже если зная об этом, о великая участью, все равно ты желаешь Шанкару,
То зачем тебе подвижничество? Тебя и так соединю я с ним. (84)
 
Маркандея сказал:
 
Выслушав того брахмана, Кали ответ
Ему дала в сдержанных и правдивых словах, негодованием охваченная. (85)
 
Кали сказал:
 
Не знаешь ты бога Хару, а говоришь: «Я знаю»,
Что видится снаружи, о том ты и рассказываешь, о сын дваждырожденного! (86)
Чью природу не ведают ни Индра, ни Брахма, ни прочие боги,
Его природу, о сын брахмана, будучи ребенком, как ты постичь можешь? (87)
Слышал ты из уст низких людей изошедшую [ложь]
Здесь и там, и услышав, пересказываешь, сам не видев. (88)
Поэтому я от тебя не желаю ни дара, ни мужа,
И не желаю благодаря тебе соединения с Харой, о чем-нибудь другом говори. (89)
Так молвила Дочь гор и, глядя затем на лицо подруги,
Обратила к ней речь Кали, чье смущение возросло: (90)
«Погрузившись в глубокое созерцание, верша подвижничество, я почитала Хару,
А сейчас передо мною сын брахмана произнес слова, порицающие его. (91)
Молвив слова восхваления, сейчас я очищусь от этого [греха];
Кто порицает великие души и кто это слушает, (92)
Тех обоих грех одинаков, так я прежде слышала из уст отца.
Поэтому я совершу очищения [от греха], а ты заставь брахмана прекратить [хулу на Шиву]!» (93)
 
Маркандея сказал:
 
Молвил такие слова подруге, Кали с мыслью о соединении с Шамбху
Начала восхвалять Хару, чтобы очиститься от греха: (94)
«Поклонение Шиве, умиротворенному, причине трех оснований,
Я предаюсь тебе, ты прибежище, о Высший владыка! (95)
Пребывающему в добром сердце [подвижников в образе] знания и благой доли, не имеющему проявления, златорукому,
Поклонение да будет Нараяне, рожденному из лотоса, семени Прадханы, благу мира!» (96)
Ей, произносящей такое восхваление, брахман что-то сказать хотел.
Поняв это, подруге промолвила Дочь гор: (97)
«Этот брахман желает сказать нечто, даже не зная Хары,
Порицая его. Поношение Хары, которое лишит [меня] жизни, выслушивать я не в силах. (98)
Чтобы не слушать многословные речи его, о подруга,
Я покину это место и уйду подальше, о моя дорогая!» (99)
Молвив так, в сопровождении подруги Дочь Химавана
Внезапно встала и стала уходить, оставив брахмана в одиночестве. (100)
Тогда Шамбху свой собственный облик принял и за Дочерью Химавана,
Его покинувшей и уходящей, с улыбкой на лице Хара последовал: (101)
«Я Хара, Махадева, чего же ты меня не восхваляешь сейчас?
Обрати же ко мне лик, о Кали, и успокой меня, о Шанкари!» (102)
Молвив так, Махадева, зайдя вперед уходящей
Кали, расставил руки и преградил ей путь. (103)
Увидев в тот миг лицо Шамбху,
Опустила очи ниц и вздрогнула, как будто пораженная молнией, Дочь гор. (104)
От стыда и смущения понурила взор, будто в оцепенении,
И не смогла не проронить ни слова, даже желая говорить, красавица. (105)
Благодаря исполнению желаний словно нектаром
Её тело наполнилось, радости охваченной, о лучшие из брахманов. (106)
За девять тысяч лет подвижничества [много] тягот подвижничества испытала она,
Сейчас же в миг от них освободившись, возликовала. (107)
Взирая на нее, пришедшую в такое состояние от любви, Быкознаменный
Был зачарован Камой, в образе пепла пребывающим на его теле. (108)
Так с [Кали] встретившись, Быкознаменный,
Торжествуя, с льстивыми словами к ней обратился: (109)
«О красавица, отчего ты даже слова сказать не желаешь?
Иль гневаешься ты на меня, тяготы подвижничества вспоминая. (110)
И я горюю без тебя, о великая участью; по моему
Обещанию начала ты истязаниям себя подвергать. (111)
«После того как ты пройдешь через очищение, я полюблю тебя, дорогая».
Ныне это мое условие исполнено. (112)
Налагая на себя епитимьи, ты подвижничеством очищена была,
Созерцанием, повторением мантр и суровой аскезою,
Огромной ценой ты купила меня, раба своего, так повелевай же мной! (113)
Очистить тело, умастить спутанные волосы,
Снять одежды из луба из тела и облачиться в красивую одежду, (114)
Надеть на тебя жемчужное ожерелье, ножные браслеты с колокольчиками, [браслеты] кеюра и пояс
Поскорее прикажи, о благая, если ты действительно меня любишь. (115)
Сожженный мною Кама в образе пепла на теле моем
Находится и как бы в отместку перед тобою меня сжечь желает. (116)
Поэтому спаси меня от огня страсти, о чаровница,
Преподнеся [мне] своё тело, подобное нектару, смилуйся же надо мною, о любимая моя. (117)
 
 
Так в Калика-пуране заканчивается сорок третья глава, называющаяся «Кали обретает Хару».
 
 
Примечания
 
55) 43.1 (б). Нарада, путешествующий там, где он захочет – см. примеч. к
42.20 (б).
 
56) 43.3 (а). просвещая наделенную знанием - т.е. Нарада наставлял Кали,
которая и так обладала всей полнотой знания.
 
57) 43.7 (а). своею второй половиной (dvitIyAM) – в индуизме считается, что
жена как бы является второй половиной тела мужа. Так, в «Тайттирия-
брахмана» говорится: «Сам человек – полчеловека, вторая половина – жена»
(11, 9, 4, 7). В данном контексте это может трактоваться также с учетом
того, супруга Шивы во втором своем рождении как Парвати предавалась
суровому подвижничеству и получила вторую половину тела Шивы (Шива-
пурана II, 41.40, об этом рассказывается и в КП 45). Изображение Шивы с
телом наполовину мужским, наполовину женским символизирует единение
божественного духа и его энергии – шакти.
 
58) 43.8 (б). оМ намаХ шивАйа – она всегда любима Шанкарой (oM namaH
shivAyeti cha sarvadA shaMkara-priyaH) – эта мантра происходит от намаХ
шивАйа, пятислоговой манты, считающейся самой священной мантры
Шивы, с добавлением оМ. Как пишет Свами Шивананда, «паньчкшара – тело
Господа Натараджи. Это обитель Господа Шивы. Если в начало «Намах
Шивайя» вы добавляете «Ом», то получается шадакшари, шестислоговая
мантра (Шивананда, с.103).
 
59) 43.22. Оттого что была она удерживаема Меной от ухода в лес
подвижничества / [Словами]: «О нет!» Сати получила имя «Ума» (yato
nirastA tapase vanaM gantuM cha menayA / umeti tena someti nAma prApa tadA
satI) – здесь имя umA выводится из слов u - «о», mA - «не (делай этого)».
Перед нами наглядный пример искусственной «этимологической
реинтерпретации» имени богини. Ср. Кумарасамбхава 1.26; 5.3-4.
 
60) 43.24 (б). Скрепя сердце - nAtihR^iShTa-manA ivA.
 
61) 43.32. Из сухих жертвенных дров в четырех направлениях четыре / Огня
она разжигала летом, а пятым было солнце (yaj~niyair dArubhiH shuShkaish
chatur dikShu chatuShkR^itam / vahni-saMsthApanaM grIShme tIvrAMshus tatra
pa~nchamaH) – это особый аскетический обряд, совершаемый, когда солнце
находится в зените. Исполняющий обряд становится в центре квадрата, по
углам которого зажжены четыре огня или светильника, и смотрит, не отрывая
глаз, на солнце (Чондимонгол, с.217).
 
62) 43.33 (а). На расстоянии в одну хасту (hastAntare) — хаста это мера длины,
включающая 24 ангул («пальцев») и соответствующая русскому локтю
(около 40 см).
 
63) 43.34 (а). Лето она проводила меж огней, а в прохладное время года была
погружена в воду (grIShmaM ninye vahni-madhye shishire toya-vAsinI) – в
индийской традиции выделяется шесть времен года: vasanta (весна, март-
май), gR^iShma (лето, май-июль), varSha (сезон дождей, июль – сентябрь),
sharad (осень, сентябрь-ноябрь), hemanta (зима, ноябрь-январь), shishira
(ранняя весна, январь-март) (Бэшем, с. 517-518).
 
64) 43.36 (б) — 37 (а). Оттого что даже листьями прекратила питаться дочь
Химавана, // Боги в мире прозвали ее: «Апарна» (AhAre tyakta-parNAbhUd
yasmAd dhimavataH sutA // tena devair aparNeti kathitA pR^ithivI-tale) – a —
отрицательная частица, parNa «лист», отсюда буквальное значение слова
aparNa «безлистная». Здесь мы видим такую же искусственную этимологию,
как и в 43.22. Ср. Кумарасамбхава 5.28.
 
65) 43.47-49. Если моя мать Менака целомудрена, и если я к Быкознаменному /
От любви сгораю, то пусть смилуется тогда Шанкара. // Если [истинна]
шестислоговая мантра, изошедшая из уст Нарады, / И если с преданностью
я повторяла ее, то Хара пусть будет милостив благодаря этому! // Если
верно, что я предавалась подвижничеству, если верно, что я поклонялась
Харе, / Если истинным было подвижничество, то Хара пусть будет
милостив благодаря этому (satI cha menakA mAtA yadi chAhaM
vr^iShadhvaje / sAnuraktA na cAnyasmin sa prasIdatu shaMkaraH // yadi nAradavaktrottho
mantro 'yaM syAt ShaDakSharaH / yadi bhaktyA mayA japtaM haras
tena prasIdatu // satyaM yadi tapas taptaM satyaM cArAdhito haraH / satyaM
bhaved yadi tapo haras tena prasidatu) - Парвати совершает магический акт
«заклятия истиной» (satyavAda, satyAdhiShThAna), состоящий в том, то
исполнитель его делает то или иное заявление относительно своих
подлинных чувств, мыслей или намерений либо каких-либо поступков в
прошлом, призывая в свидетели богов. Если утверждаемое верно, боги
магией правдивого слова вынуждаются исполнить желание произнесшего
заклятие (Махабхарата 1987, с.627).
 
66) 43.64 (б). Богатые подвижничеством (tapodhanaiH) – этот эпитет
применяется к мудрецам-брахманам и подвижникам, указывая на обладание
ими особой, накопленной благодаря аскетическим практикам духовной
энергией (tapas) (Махабхарата 1987, с.604).
 
67) 43.70. Он облачен в шкуру тигра и носит также шкуру слона. / [В руках]
он держит череп, и все члены тела его покрыты множеством змей
(vyAghra-carmAMshukash chaikaH saMvIto gaja-kR^ittinA / kapAla-dhArI
sarpaughaiH sarva-gAtreShu veShTitaH) - слон символически представляет
гордыню, поэтому одеяние из шкуры слона символически показывает, что
Шива преодолел гордыню. Тигр – похоть, и тигровая шкура указывает на
целомудрие. Существуют также различные легенды, объясняющие, почему
Шива носит такую одежду. Говорится, что слоновья шкура принадлежала
асуру, который притеснял богов и по их просьбе был умерщвлен Шивой.
Шкура же тигра была взята Шивой у животного, насланного на него
мудрецами, разгневавшимися из-за того, что их жены воспылали к Шиве
страстью, и также им убитого. Украшения из змей обозначают мудрость и
вечность, поскольку змеи наделены долголетием (Мифы народов мира, т. 2,
с. 643; Шивананда, с. 30).
 
68) 43.71 (а). Шея его обожжена ядом, и у него три ока (viSha-dagdha-galas
tryakSho) — согласно преданию, во время пахтания океана богами и асурами
ради обретения амриты на его поверхности возник страшный яд калакута,
грозивший сжечь вселенную. Тогда ради спасения мира Шива проглотил яд,
и от этого у него навсегда посинела шея, отсюда имя бога Нилакантха nIlakaNTha
«синешеий» (Темкин, Эрман, с.65). Шива также изображается с
тремя глазами — двумя обычными и третьим на лбу - «оком мудрости».
 
69) 43.72 (б). Обитает он постоянно на шмашанах (shmashAna-vAsI satataM) –
шмашана это площадка для кремации покойников. Шива изображается
частым посетителем шмашан, где он, надев на себя гирлянду из черепов,
покрытый белым пеплом, исполняет на ней танец самхара-тандава,
символизирующий гибель вселенной (Индуизм, с.464).
 

 

 

 

 

Глава сорок вторая. Махадева обращает Каму в пепел Глава сорок четвертая. Свадьба Кали и Хары
Главная | О проекте | Видео | Студия танца и музыки «Куджана» | Авторское фото | Религия Философия Культура | Библиотека | Заметки Блоги Ссылки | Индийский блокнот | Контакты | Обновления | Поиск по сайту