Глава шестнадцатая. НАСТАВЛЕНИЯ ВЬЯСЫ Глава восемнадцатая. ДЖАНАКА НАСТАВЛЯЕТ ШУКУ

Глава семнадцатая. ПРИХОД ШУКИ В МИТХИЛУ

Сута сказал:

Молвив [эти слова] отцу, Шука припал к [его] стопам,

И, сложив ладони338, обратил к нему слово, желая отправиться [в Митхилу], великомудрый. (1)

Шука сказал:

Я прощаюсь с тобой, о великий участью, и последую твоему совету,

Видеху желаю повидать я, хранимую Джанакой. (2)

Без наказания [обходясь], как царством [может] управлять Джанака?

Ведь по пути дхармы не следовал бы мир, если бы не было наказания. (3)

Для дхармы основанием наказание установлено Ману и другими [мудрецами]339,

Так как же [может он обходится без него], отче, сомнение в этом великое у меня. (4)

«Моя мать - бесплодная женщина»340 - [этому утверждению подобен твой рассказ о его] деяниях,

Я прошу у тебя разрешения [идти], о великий участью, и отправляюсь в путь, о недругов покоритель. (5)

Сута сказал:

Увидев, что Шука хочет идти, сын Сатьявати,

Обняв его, обратил речь к нему, [своему] мудрому и бесстрастному сыну. (6)

Вьяса сказал:

Будь здрав, о Шука, живи долго, о великомудрый сын,

Молвив мне слова, исполненные истины, ступай счастливо, о дорогой341. (7)

Сходи туда и возвращайся в мою превосходную обитель,

И больше никуда не ходи, сынок. (8)

Счастливо живу я, о сын, видя твое лицо-лотос,

А не видя, погружаюсь в горе, ведь ты моя жизнь, о сын. (9)

Увидев Джанаку и рассеяв свое сомнение,

Сюда возвращайся и счастливо живи, занимаясь изучением Вед. (10)

Сута сказал:

Получив [такой наказ, Шука] поклонился благородному [Вьясе] и, совершив прадакшину,

Отправился в путь очень поспешно, словно выпущенная из лука стрела. (11)

Видя [по пути] различные места и людей, занятых накоплением богатств,

Леса, деревья и тучные нивы, (12)

Подвижников, накладывающих на себя епитимьи, и посвященных жрецов, совершающих жертвоприношения342,

Йогинов, упражняющихся в йоге, и ванапрастхов, обитающих в лесу, (13)

Встречая шайвов, пашупатов, сауров, шактов и вайшнавов343,

Следующих различным установлениям, шествовал мудрец, исполнившись чрезвычайного изумления. (14)

За два года перебравшись через Меру и через Гималаи за один год344,

Он, великомудрый, добрался до Митхилы. (15)

Он достиг Митхилы, и его очам открылось зрелище великого процветания:

Все подданные [царя Джанаки] были счастливы и вели добродетельный образ жизни. (16)

Страж [у ворот] остановил его и спросил: «Кто ты, сюда пришедший,

И что ты собираешься делать?», но [Шука] не ответил. (17)

Отойдя прочь от ворот города, он встал недвижимо, словно столб,

И стоя, удивленный и улыбающийся, не вымолвил ни слова. (18)

Страж сказал:

Скажи, почему ты молчишь, о брахман, и ради чего ты сюда явился?

Ведь не бывает движения без цели - таково моё мнение. (19)

Лишь с позволения царя можно входить в этот град, о брахман,

А для того, чье происхождение и нрав неизвестны, в него входа нету. (20)

Ты выглядешь как блистательный брахман, лучший из знатоков Вед,

О происхождении и намерении [своих] сообщи мне и ступай, куда желаешь, о почтенный. (21)

Шука сказал:

Ради чего я пришел сюда, то ясно из слов твоих,

Град Видехи повидать, но войти затруднительно в него. (22)

Заблуждение [овладело] мною, разумом убогим: перейдя через две горы

С намерением увидеть царя, в странствиях я достиг [Митхилы]. (23)

Введен я в заблуждение своим собственным отцом, это его вина,

Или блуждаю я, о великий участью, под влиянием своей кармы на земле. (24)

Стремление к богатству [обычно] побуждают человека в странствия пускаться345,

Но нет у меня этого [стремления], вследствие заблуждения я пришел сюда. (25)

Всегда счастлив [человек], лишенный устремлений, если он не привязывается к заблуждению,

А я, чуждый устремлений, о великий участью, погружен в этот океан заблуждения. (26)

Где Меру! И где Митхила! Пешком я прошел [это огромное расстояние],

И каков плод моих странствий, обманут Творцом я. (27)

Прарабдха-[карма] должна всегда изживаться346, будь ли то она благая или неблагая,

Усилие в её власти, [она] действовать побуждает. (28)

[Здесь] не тиртха и [не место изучения] Вед, так ради чего моё старание?

Я даже не могу войти в град царя по имени Видеха. (29)

Молвив [такие слова], умолк [Шука] и стал стоять, подобно молчальнику,

И страж понял, что он - мудрец и лучший из брахманов. (30)

Тогда привратник по-дружески обратился к мудрецу:

«Ступай туда, где хочешь исполнить свое намерение, о лучший из дваждырожденных. (31)

Моя вина, о брахман, в том, что я не пускал тебя,

Ее прости мне, ведь сила освобожденных [душ заключается] в умении прощать». (32)

Шука сказал:

Разве есть в этом твоя вина, о страж, ведь ты зависим от другого,

А работу, [указанную] господином, должен исполнять слуга, как подобает. (33)

И не вина царя в том, что ты задержал меня,

Потому что мудрые [цари] должны распознавать врагов и воров [среди чужеземцев]. (34)

Это мой грех в том, что я явился,

Ведь хождение по чужим домам есть свидетельство легкомыслия. (35)

Страж сказал:

Что есть счастье, о брахман, и что есть горе, и что должен делать желающий блага,

Кто [является] неприятелем, а кто - благодетелем, об этом ныне поведай мне! (36)

Шука сказал:

Двойственность [пребывает] во всех мирах, и всюду есть два вида людей:

Страстный и свободный от страстей, и умы их опять [бывают] двух видов. (37)

Свободные от страстей [люди бывают] трёх видов: знающие, незнающие и средние,

А страстные [люди], сказано, двух видов: глупые и хитрые. (38)

Хитрость, сказано, [имеет] два вида: основанная на шастрах и проистекающая из ума,

И ум [бывает] двух видов: привязанный к миру и непривязанный. (39)

Страж сказал:

О мудрый, я не понимаю смысла того, что ты сказал, о лучший из дваждырожденных,

Значение всего того подробно раскрой, о лучший. (40)

Шука сказал:

Тот, кем [владеет] привязанность к мирской жизни, именуется, определенно, страстным,

И многообразные наслаждения и страдания [испытываются им]. (41)

Заполучив богатство, сыновей, жен, почет и победу, [он испытывает наслаждение],

А не получив [этого, он каждый миг испытывает] тяжелое страдание. (42)

[Такой человек] ищет средства к достижению наслаждений,

И кто чинит препятствия ему [на пути] к наслаждениям, определяется как враг. (43)

А предоставляющий наслаждения для связанного страстью [является] другом,

Хитрый не бывает сбит с толку, в то время как глупый бывает обманут повсюду. (44)

Для свободного от страстей, погруженного в себя счастье - это жизнь в уединенном месте,

Созерцание Атмана и размышление о веданте. (45)

Страдание для него - это любое упоминание о мирских делах,

И у того мудреца, желающего блага, многочисленны враги. (46)

Страсть, гнев и опьянение это его разнообразные враги,

А [единственный] друг его - удовлетворенность, и нет другого в трех мирах347. (47)

Сута сказал:

Услышав его слова и признав в нем мудрого брахмана,

Страж ввел его за чудное ограждение. (48)

Обозревая град, населенный людьми трех видов,

Занятыми куплей и продажей, с лавками, заваленными разнообразными товарами, (49)

Наполненный [примерами] страсти, ненависти, вожделения, алчности и заблуждения,

С людьми, занятыми спорами, полный богатств, обширный. (50)

Наблюдая за тремя видами людей, он направился к царскому дворцу

И достиг его, сверкающий, точно второе Солнце. (51)

Там он был остановлен стражем и встал у ворот

[Недвижимо], как полено, размышляя об освобождении. (52)

На [прохладу] в тени и на жару взирающий одинаково, великий подвижник,

Он, погрузившись в созерцание, в одиночестве стоял недвижимо, словно столб. (53)

Спустя час к нему, сложивши ладони, вышел царский придворный348

И ввел его за второе ограждение царского дворца. (54)

[Придворный] показал там чудный, восхитительный сад, где [росли] дивные деревья,

Усыпанные цветами, и оказал гостю должный прием. (55)

Там были женщины, гетеры, состоящие на службе у царя,

Искусные в пении и музыке и опытные в искусстве любви349. (56)

Поручив Шуку их заботам, лучший из придворных

Вышел из того дворца, а сын Вьясы остался. (57)

Оказали ему почет с великой преданностью те женщины, как предписано,

[И приготовленными ими] соответствующими времени и месту явствами он был доволен. (58)

Затем те живущие во внутренних покоях350 женщины,

Сбитые с толку страстью, показали сад ему чудесный. (59)

[Шука был] молод, прекрасен, прелестен, обладал нежным голосом и восхищал сердце,

[Поэтому], увидев его, подобному второму Каме, все они сошли с ума [от любви к нему]. (60)

Считая его мудрецом, владеющим своими чувствами, все они прислуживали ему,

А он, рожденный из дощечек для добывания огня, обладающий чистой душой, относился к ним, как к своей матери. (61)

Черпающий радость в себе самом351, обуздавший свой гнев, [Шука] не веселился и не печалился,

И видя их возбуждение, сохранял невозмутимость. (62)

Женщины приготовли ему чудное и разукрашенное ложе,

Застланное простыней и с разнообразным убранством352. (63)

[Шука] совершил омовение ног, и с кольцом на пальце из [травы] куша, неутомимый,

Почтив последнюю сандхью353, погрузился в созерцание. (64)

Одну стражу ночи354 Шука пребывал в созерцании и заснул после этого,

И поспав две стражи, встал затем. (65)

И последнюю стражу ночи в созерцании пребывал,

А утром совершил омовение и [прочие] обряды355 и снова сел,

сосредоточившись. (66)

 

Так заканчивается в первой книге махапураны Девибхагавата семнадцатая

глава, называющаяся «Приход Шуки в Митхилу»

 

 

 

 

Глава шестнадцатая. НАСТАВЛЕНИЯ ВЬЯСЫ Глава восемнадцатая. ДЖАНАКА НАСТАВЛЯЕТ ШУКУ
Главная | О проекте | Видео | Студия танца и музыки «Куджана» | Авторское фото | Религия Философия Культура | Библиотека | Заметки Блоги Ссылки | Индийский блокнот | Контакты | Обновления | Поиск по сайту