Глава сорок девятая. Повесть о Капоте и Читрангаде Глава пятьдесят первая. Ветала и Бхайрава отправляются в Камарупу

Глава пятидесятая. Повесть о рождении Веталы и Бхайравы

Аурва сказал:
 
По прошествии времени прекрасная Таравати вновь
Пришла к реке Дришадвати, чтобы совершить омовение после месячных153. (1)
Сопровождаемая тысячами рабынь, украшенная разнообразными драгоценностями,
Она выглядела точно Индрани в обществе Рамбхи и прочих [апсар]. (2)
Сошедшая в воду благородная женщина со светлым телом, блистающая, как молния,
Озарила реку, [чьи воды] напоминали размазанную сурьму, (3)
Подобно тому как золотая статуя пьедестал из прозрачного стекла
Освещает своим ярким блеском. (4)
И тогда ее, до пупка укрытую водами, обворожительную,
Вновь увидел Капота, лучший из мудрецов. (5)
Заметив ее, стал расспрашивать Читрангаду мудрец:
«Что это за женщина спустилась в воду вместе с сотнями подруг? (6)
Сверкающая великолепием, равна она Шри, или же она Апарна, Дочь гор?
Блистает она ослепительной красотой, отчего же ты не славословишь ее?» (7)
Выслушав слова мудреца, Читрангада,
В страхе перед проклятием риши, целомудренная, отвечала: «Я возношу ей хвалу! (8)
Это целомудренная дочь Какутстхи по имени Таравати
И жена царя Чандрашекхары, прекрасная и горячо любимая им. (9)
Прежде ты возжелал ее для любви, о мудрец,
Но, обрядив меня в свои украшения и отослав к тебе, она ушла домой. (10)
Она моя сестра, и чтобы совершить омовение, пришла она к реке,
Не подобает тебе, о мудрец, порицать мою старшую сестру! (11)
Побудь здесь, о Индра среди брахманов, а я с любимой старшей сестрой
Побеседую и возвращусь к тебе, если ты разрешишь мне идти». (12)
Выслушав её слова и [узнав] о любовном обмане,
Содеянном ранее Таравати, мудрец разгневался: (13)
«Эта грешная прелестница обманула меня,
Но я, без сомнения, отомщу ей сегодня же!» (14)
Произнеся такие слова, мудрец вместе с Читрангадой
Направился туда, где находилась прекрасная и благородная Таравати. (15)
Приблизившись к ней, Капота, лучший из мудрецов,
Сказал Таравати в негодовании, словно насмехаясь над ней: (16)
«О любви я просил тебя прежде, но ты при помощи хитрого трюка
Обманула меня, о недоступная, так вкуси же плод этого! (17)
Перед мною, о грешница, ты похвалялась своим целомудрием
И, посчитав, что я его нарушу, отвергла меня. (18)
Поэтому в уединенном месте вызывающий отвращение, покрытый сединой капалин,
Безобразный и нищий, овладеет тобой силой. (19)
И родится у тебя двое прекрасных сыновей с мордами обезьяны,
О грешница, в течение одного года начиная с сегодня». (20)
Выслушав речь мудреца, отвечала ему Таравати
Благородная, в испуге и негодовании, с дрожащими губами: (21)
«Если [правда], что, почитая Чандику, родила меня мать,
Если верна я царю Чандрашекхаре, (22)
И если правда, что я дочь Какутстхи, о лучший из дваждырожденных,
То силою этой правды, кроме моего супруга, мною никогда никто не овладеет! (23)
Если правда, что Махадеве постоянно поклонялась я,
То силою этой правды, кроме моего почитаемого супруга Чандрашекхары, (24)
Даже во сне, о тигр среди людей, мною никто другой не овладеет!154»
Молвил такие слова и поклонившись мудрецу, сердцем преданная мужу, (25)
Ушла благородная Таравати к себе домой, красавица.
После того как та благородная ушла, призадумался мудрец: (26)
«Перед мною без боязни вела она речь,
Какая-то этого есть скрытая причина!» (27)
Так поразмыслив, мудрец погрузился в созерцание
И благодаря божественному знанию перед его взором прошли все предшествовавшие события, (28)
Как богиня [Парвати] прокляла своих сыновей Бхрингина и Махакалу,
И как они прокляли Хару и Парвати в ответ, (29)
Как и ради чего воплотились они в человеческом облике,
Как и ради чего божественная дева Читрангада была рождена. (30)
Проведав про это благодаря божественному знанию, мудрец ничего не стал предпринимать,
А взяв Читрангаду и выказывая о ней заботу, (31)
В свою обитель удалился брахман-мудрец и воздавал ей почести.
Таравати же царю Чандрашекхаре обо всем (32)
Случившемся и о проклятии мудреца рассказала, красавица.
Государь, сын Паушьи, в душе охваченный из-за этого всего тревогой, (33)
Успокоил любимую жену, [говоря]: «Не бойся, о богиня!
Благодаря постоянному служению мужу, следованию дхарме и артхе (34)
И избеганию порицаемых вещей сойдет на нет проклятие мудреца.
Поэтому ты, о богиня, великая участью, следуя обету добродетельного поведения, (35)
Будешь всегда наслаждаться счастьем, и беда не грозит тебе!»
Молвив так, царь, повелитель города Каравира, (36)
Приказал воздвигнуть огромный дворец, достающий до облаков,
Высотою в четыреста вьям и шириной в тридцать йоджан155, (37)
Полы в котором были сложены из кристаллов и драгоценных камней различного цвета,
Украшенный светлой ляпис-лазурью, красивый, (38)
С колоннами из золота и драгоценных камней, построен он был Вишвакарманом
По повелению [царя] для защиты и удовольствия Таравати, (39)
С лестницами из драгоценных камней и также ляпис-лазури из Валабхи,
Украшаемый цветами и достоинствами подобный Судхарме. (40)
Все предметы наслаждения, вкусные и мягкие,
Чандрашекхара верным людям приказал снести туда. (41)
После этого, взяв благородную Таравати, Чандрашекхара
Царь всходил на крышу дворца и наслаждался [с ней] любовью156. (42)
И так в течение года во дворце, для других недоступном,
Врата которого были охраняемы надежными людьми, он оберегал ту благородную женщину. (43)
Однажды в отсутствие повелителя Каравиры
Взойдя на крышу дворца, Таравати стояла одна, (44)
Размышляя о царе, любимом Чандращекхаре,
Ему преданная сердцем, как Савитри, верная мужу. (45)
Почитая Махадеву вместе с Парвати
И созерцая избранную богиню, благородная оставалась там. (46)
Созерцая Трьямбаку Чандрашекхару,
Не ведала она различия между обоими Чандрашекхарами157. (47)
Так на крыше дворца находилась целомудренная Таравати,
Благородная женщина, будто великолепие Шакры посреди Судхармы, украшенная, (48)
И в это время бог Чандрашекхара вместе с Умой, по небу
Странствуя, приблизился к тому дворцу, о царь, (49)
И увидел ее, поднявшуюся [на крышу], достоинствами равную Уме,
Отмеченную всеми благими знаками, Мадхави, [супруге] Мадхавы, подобную. (50)
Завидев ее, молвил Гаури-богине Быкознаменный
С ликом, озарённым благосклонной улыбкой, словно смеясь, [сказал он] красавице. (51)
 
Владыка сказал:
 
Эта женщина, зовущаяся Таравати, твоё воплощение, о дорогая,
Предпринятое тобою самой для рождения Бхрингина и Махакалы. (52)
Кроме тебя, никого не люблю я, и не желаю ни с какой другой [женщиной] сходиться,
Ты же сама в это свое воплощение войди, о красавица,
И произведу я на свет Махакалу и Бхрингина. (53)
 
Богиня сказала:
 
Да, это мое воплощение в образе женщины, и в него, о Вришабхакетана,
Я войду сейчас по слову твоему, и ты произведешь двоих сыновей. (54)
От проклятий, [произнесенных] мною, Бхрингином, Махакалой и Капотой,
Пусть таким образом освобождение произойдет, о Бхарга, поэтому ты сверши мне приятное. (55)
 
Аурва сказал:
 
Затем сама Богиня вошла в тело Таравати,
А Махадева же приблизился к ней для любовного соединения. (56)
И после того как благородной и целомудренной Таравати овладела Апарна,
Возжелавшему ее Махадеве по собственной воле отдалась она с радостью. (57)
И в этот момент Бхарга обратился в капалина, носящего ожерелье из костей,
Внушающего отвращение, испускающего зловоние, с седыми волосами, безобразного обликом. (58)
По окончании соития у неё тотчас же родилось двое сыновей
С мордами обезьян, о тигр среди царей. (59)
Когда же это произошло, из её тела изошла Апарна,
Зачаровав ее до такой степени, что себя уже не ведала дочь Какутстхи,
«Я Гаури», [думая], и «Бхарга в человеческом облике совершил соитие со мной». (60)
Затем благородная Таравати, увидела сыновей, лежащих на земле,
Утративши верность мужу, на себя поглядела, красавица (61)
И, заметив пред собою Хару во внушающем отвращение облике,
Подумала о том, что свершилось проклятие мудреца, [неотвратимое] как Калантака158. (62)
Потерявши разум от горя, стала хулить она обет целомудрия
И сказала следующее, взирая на Махадеву, держателя трезубца: (63)
«Обет целомудрия, [которому следуют] женщины, лучше даже, чем обет мудреца», -
Так всегда говорили стойкие, ведающие прошлое. (64)
Это неправда, думаю я, раз произошло такое со мной».
Молвив так, та благородная женщина зарыдала, сбитая с толку. (65)
Ей отвечал Махадева: «Не изводи себя, о прекрасноликая,
И не порицай обета целомудрия, о разумная. (66)
Когда, будучи проклятой Капотой, ты перед ним
Сказала нечто, о длинноокая, то сейчас с тобой и произошло: (67)
«Если правда, что Махадеву постоянно почитала я,
То [силою] той правды, кроме моего уважаемого мужа Чандрашекхары (68)
Даже во сне, о тигр среди мудрецов, никто другой мною не овладеет».
Он это я, Махадева, [тобою] чтимый Чандрашекхара. (69)
Я обладал тобою, поэтому не печалься, о женщина!»
Сказав такие слова, Махадева исчез с того места. (70)
Сбитая с толку майей, благородная и целомудренная Таравати
На землю в запачканной одежде в негодовании опустилась. (71)
И о лежащих на земле сыновьях та благородная не позаботилась,
Ожидая прихода мужа, [чтобы передать] сказанное Бхаргой. (72)
Не находила радости в доме она, с распущенными волосами так и оставаясь,
А между тем великий участью царь Чандрашекхара (73)
На крышу дворца взошел, чтобы проведать Таравати.
И там он свою жену Таравати (74)
Он увидел лежащей на земле, с распущенными волосами,
С почерневшим лицом, вздыхающую, порицанием истины занятую. (75)
И двоих подобных Солнцу и Луне лежащих на земле сыновей
С мордами обезьян заметил он, а также след от копыта быка159. (76)
Видя все это, царь Чандрашекхара,
Испуганный и удивленный, в волнении стал расспрашивать жену: (77)
«О Таравати, что же случилось с тобою в безлюдном доме,
И кто надругался над тобою, словно шакал над львицей? (78)
Чьи эти испускающие сияние двое детей с мордами обезьян,
И кто другой посмел овладеть тобой, об этом мне расскажи поскорее!» (79)
 
Аурва сказал:
 
После этих слов царя целомудренная Таравати,
Все как было, целиком рассказала Чандрашекхаре. (80)
Как приходил Бхарга, и что говорил ей,
Обо всем том поведала она, запинаясь от комка слез в горле. (81)
Выслушав ее слова, встревоженный Чандрашекхара
Сел на землю, чтобы осмыслить то, что произошло. (82)
Размышляя про себя, царь пришел к такому заключению:
«Однолюб Гириша, и поэтому никакую другую [женщину], кроме Парвати, (83)
Не возжелает он, Бхарга, Высший Владыка.
Могущественно ведь проклятие мудреца, и от этого проклятия ракшас (84)
Некий, силою волшебства приняв обличье Шанкары, явился,
И эта целомудренная дорогая жена [моя] была ракшасом осквернена. (85)
И как же буду я брать ее на все обряды, как прежде?
Эти мальчики, только что родившиеся, ракшасы, (86)
А иначе отчего у них были бы морды обезьян?»
И когда он так размышлял, побуждаемая сонмом богов (87)
Сарасвати, странствующая по небу, обратила к царю речь:
«Не должен сомневаться ты касательно Таравати, о лучший из царей! (88)
Правда это, что Махадева соединялся с супругой твоей,
И это его сыновья, о государь, их воспитать ты должен! (89)
Если есть у тебя в этом какое-либо другое сомнение, то Нарада рассеет его».
Сказав такие слова, умолкла богиня Вач сладкоречивая. (90)
Обретя уверенность, царь успокоил тогда жену,
И, совершил, как предписано, обряды над сыновьями Бога богов, (91)
Стал воспитывать их царь, ожидая прихода Нарады.
И затем явился божественный риши Нарада в его дворец. (92)
С великими почестями принял его владыка земли.
Воздав ему должный почет вместе с Таравати, царь (93)
Чандрашекхара высоко на [крышу] непревзойденного дворца,
Подобного обители Владыки богов, побудил подняться того мудреца. (94)
И там царь Чандрашекхара вместе с женой
Стал расспрашивать его о том, что произошло ранее: (95)
«Ты явил ко мне милость, очистив меня, о сын Брахмы,
Снаружи и внутри, о Индра среди брахманов, приходом в высокий дворец. (96)
Одно мое сомнение, в сердце пребывающее, о брахман, ты рассеять должен,
Никто другой, кроме тебя, сомнение это рассеять не сможет. (97)
Из-за проклятия мудреца над моей целомудренной супругой Таравати
Надругался [бог] в вызывающем отвращение обличье, в шкуру облаченный, (98)
И тотчас же появилось на свет двое сыновей.
В этом у меня сомнение постоянно в сердце пребывает. (99)
Никого не любит Гириша, кроме Парвати, Дочери гор,
Так как же он мог совершить соитие с женщиной, с низкорожденной? (100)
И как мог породить он двух сыновей-людей?
Об этом мне расскажи, если это не тайна твоя». (101)
 
Аурва сказал:
 
После того как царь Чандрашекхара задал ему такие вопросы,
Обо всем поведал Нарада, лучший из мудрецов. (102)
Как прежде были рождены Бхрингин и Махакала
И как были прокляты они Парвати, и что они сказали в ответ. (103)
Как Бхарга родился сыном Паушьи Чандрашекхарой,
И как в доме Какутстхи появилась на свет Гаури, (104)
Обо всем этом рассказал Нарада Чандрашекхаре,
А затем следующую историю поведал Нарада. (105)
 
Нарада сказал:
 
Когда однажды Быкознаменный назвал Апарну [именем] Кали,
Она, Ума, отправилась вершить подвижничество, желая, чтобы тело её приобрело светлый цвет160. (106)
Наполненная гневом из-за слов Шанкары, Дочь гор,
Хоть и удерживаемая Бхаргой, удалилась на склон Гималайских гор. (107)
После того как Парвати ушла, Шанкара, страдающий в разлуке,
Оставил гору Кайласа и поспешил на вершину Меру. (108)
Но тем не менее покоя не находил себе без Парвати,
Зачарованный богом Камой и Йоганидрой. (109)
Однажды на вершине Меру гуляющей прелестную
Савитри, равную Парвати достоинствами, увидел Шамбху. (110)
Его, терзаемого разлукой с Парвати, охватила страсть при его виде,
И стал он охвачен неведением, будто обычный человек. (111)
Тогда, приняв ее за Парвати, он помчался вслед за ней, уходящей,
[Со словами]: «Иди ко мне, о Парвати, о прекрасная, к страдающему в разлуке с тобой! (112)
Терзает меня Кама жестоко, помня о прежней вражде161,
И ты мне от этого исцеление даруй, о дорогая!» (113)
Молвив так, идущую, обратившись к нему спиной, Савитри Быкознаменный
За плечо рукою коснулся, и это ее в негодование привело. (114)
Повернувшись к нему лицом, Савитри, верная мужу в высшей степени,
Так сказала Махадеве, порицая Быкознаменного: (115)
«О Пашупати, о глупец, словно обычный человек, ты,
В ссоре отослав прочь жену, с ней помириться желаешь. (116)
Похотью сбит с толку разум твой, и ты с женой другого близости ищешь?
Но даже без попыток сближения не годится тебе обращаться с вопросами к [женщине], подобной мне. (117)
Разве я Парвати, о глупец, что ты на мое плечо
Кладешь свою руку, не зная. Так знай же, что я Савитри, верная мужу! (118)
Поскольку ты, подобно человеку, со мною обращаешься, о варвар162,
Поэтому с женщиной соитие ты совершишь. (119)
Никого не любишь ты, кроме Гаури, но к другой устремишься,
Таков будет этого плод, о Бхарга, а сейчас уходи, меня в покое оставив!» (120)
Молвив так, та целомудренная и благородная женщина ушла в свою обитель,
Хара же, охваченный стыдом и удивлением, также к себе домой удалился. (121)
Поэтому с женщиной соитие Шанкара и совершил,
Так что, оставив сомнения, к целомудренной Таравати
Будь милосерден и воспитывай этих детей Бхарги. (122)
 
Аурва сказал:
 
Тогда царь, услышав из уст Нарады о том, что тот является воплощением
Шамбху, а Таравати – воплощением Гаури,
И о том, что Ума и Быкознаменный были рождены из человеческого лона, (123)
Был обрадован и удивлен, и Нараду снова
Стал спрашивать, о тигр среди мудрецов, чтобы узнать [подробнее]: «Так, чтобы в себе (124)
Природу Шанкары и природу Гаури в Таравати воочию
Я мог увидеть, дай мне определенное наставление!» (125)
 
Нарада сказал:
 
Усадив Таравати на правое колено, сомкни глаза,
И Таравати пусть на мгновение так же глаза закроет. (126)
Сначала закрыв глаза, о Индра среди царей, потом открой их быстро,
И тогда знание о том, что ты Шамбху, и облик Шамбху ты обретёшь. (127)
Получив такое наставление от Нарады, царь Чандрашекхара,
Левой рукой усадив на колено благородную и целомудренную Таравати, (128)
Вместе с ней в мгновенье закрыл и открыл глаза,
И когда открыл их, обрел облик Шамбху. (129)
А благородная и целомудренная Таравати обрела облик Гаури.
«Я Шамбху, я Гаури», - такое знание появилось у них обоих. (130)
Тогда молвил Шамбху Нарада, как бы улыбаясь:
«Ты сам воочию Шамбху, а благородная Таравати сама Гаури. (131)
Воочию, о великий участью, узри сам себя.
Затем царь, «Да будет так», - сказал, на свое тело, (132)
Облаченное в шкуру тигра, с десятью руками,
Держащими трезубец, кхатвангу, копье и прочее [оружие], (133)
Восседающее на быке, украшенное пучком спутанных волос [на голове],
И на Тару с телом светлым, точно молния, с лотосом в руке, прекрасноликую, (134)
Глянув, уверенность обрел благодаря внутреннему знанию.
Затем Нарада сказал: «Слушай, о государь, слова мои! (135)
Прежде в человеческом лоне Вайшнави-майя вас обоих зачаровала,
И поэтому в этом теле ты не лицезрел своей природы Шамбху. (136)
Ныне же явлена Шамбху природа Шамбху в тебе.
Закрыв оба глаза, снова в смертного обратись. (137)
Обретя человеческую природу, до конца жизни стойким будь.
И также благородная Таравати пусть вновь станет женщиной. (138)
 
Аурва сказал:
 
Узнав о своей божественной природе и воочию лицезрев ее,
Обретший уверенность царь сомкнул глаза. (139)
Равным образом и благородная Таравати глаза закрыла,
И вновь в человеческие существа обратились царь и царица. (140)
У открывших глаза и человеческое обличье свое
Увидавших, «Мы смертные», - такое знание появилось у них обоих. (141)
Тогда супруги были зачарованы Вишнумайей
И стали думать: «Я царь», «Я царица». (142)
Они поняли, что родившиеся у царицы сыновья есть воплощенные части богов,
Ибо чело каждого из них от рождения было отмечено полумесяцем. (143)
Тогда тот царь в радости молвил мудрецу Нараде:
«Правду сказал ты, исполню я слова твои. (144)
Я вскормлю сыновей Шамбху и наставлю их на истинный путь,
Ты же над ними, о тигр среди людей, соверши предписанные обряды». (145)
 
Аурва сказал:
 
Тогда Нарада дал им имена по просьбе царя.
Старший сын Гаури внушал страх, и поэтому он получил имя «Бхайрава», (146)
Второй же был черен и напоминал веталу, и поэтому был прозван Веталой163.
Такие имена дал им божественный риши, сын Брахмы. (147)
И все прочие обряды Нарада, лучший из мудрецов,
Совершил по порядку, по просьбе царя Чандрашекхары. (148)
Таким образом рассев все сомнения, лучший из мудрецов
Совершил обряды над сыновьями Бхарги и, попрощавшись с тем царем, (149)
Воздушным путем удалился на небеса Нарада.
После того как Нарада ушел, обрадованный царь Чандрашекхара (150)
Вместе с Таравати предался забавам в городе Каравира.
«Я [воплощенная] часть Шамбху, а Таравати часть Гаури», - (151)
Убедившись в этом, царь долгое время властвовал над землёй.
А сыновья Хары Ветала и Бхайрава (152)
Росли, великие духом, будто Луна осенью.
У царя же Чандрашекхары от Таравати, о лучший из царей, (153)
Было трое могучих сыновей, наделенных великолепной красотой.
Старший из них был Упаричара, а два других – Дамана и Апарка. (154)
Эти трое были старше Веталы и Бхайравы.
Так трое [родных] сыновей царя Чандрашекхары (155)
С Веталой и Бхайравой, родившимися сразу после зачатия сыновьями Хары,
Вкушая одну и ту же пищу, росли, царем Чандрашекхарой
И его супругой лелеямые, имеющие одинаковые сидения и повозки. (156)
Так пять могучих сынов, подобных пяти [великим] элементам164, созданным Творцом,
Возмужали и счастливо завладели всей землей, гордые своей силой. (157)
 
 
Так в Калика-пуране заканчивается пятидесятая глава, называющаяся «Сказание о рождении Веталы и Бхайравы».
 
 
Примечания
 
153) 50.1 (б). чтобы совершить омовение после месячных (ArtavaM vihitaM
snAnaM) – женщина должна была совершить ритуальное омовение по
окончании месячных. Время после этого считалось особенно благоприятным
для зачатия (Махабхарата 1987, с.657). См. также примечания к 47.47(а).
 
154) 50.22 — 25 (а). Если [правда], что, почитая Чандику, родила меня мать, /
Если верна я царю Чандрашекхаре, // И если правда, что я дочь Какутстхи,
(…) / То силою этой правды, кроме моего супруга, мною никогда никто не
овладеет! // Если правда, что Махадеве постоянно поклонялась я, / То силою
этой правды, кроме моего почитаемого супруга Чандрашекхары, // Даже во
сне (…) мною никто другой не овладеет! (yadi sA pUjiyitvA tu chaNDikAM
prApa mAM prasUH/ yadyahaM vratinI nityaM bhUpatau chandrashekhare //
kakutsthasya sutA satyaM yady ahaM (…) / tena satyena me devAn nAnyo mAM
kAmayiShyati // yadi satyaM mahAdevo nityam ArAdhyate mayA / tena satyena
me devAd ArAdhyAch chandrashekharAt // svapne 'pi (…) nAnyo mAM
kAmayiShyati) – см. примеч. к 43.47-49.
 
155) 50.37 (б). Высотою в четыреста вьям и шириною в тридцать йоджан
(uchchaish chatuHshataM vyAmaM triMshad-yojana-vistR^itam) – вьяма это
мера длины, равная ширине вытянутых в стороны рук (около 1,8 м), а
йоджана составляет приблизительно 13-17 км, отсюда получается что высота
дворца 720 м, а ширина 450 км.
 
156) 50.42(б). Царь всходил на крышу дворца и наслаждался [с ней] любовью
(nityaM prAsAda-pR^iShThaM tam Aruhya ramate nR^ipaH) – издавна в Индии
плоская крыша дома или дворца с цветником при ней служила местом
отдыха и увеселений, особенно – после захода солнца, когда на ней
наслаждались вечерней прохладой после дневной жары (Махабхарата 1998,
с. 203).
 
157) 50.47 (б). Не ведала она различия между обоими Чандрашекхарами (viveda
bhedaM na tayosh chandrashekharayor dvayoH) – т.е. между Чандрашекхарой –
своим супругом и Чандрашекхарой – богом Шивой.
 
158) 50.62 (б). свершилось проклятие мудреца, [неотвратимое] как Калантака
(muni-shApaM (…) prAptaM kAlAntakopamam) – эсхатологическое сравнение,
в котором бог смерти Яма предстает как божество губительного Времени —
Кала, а также смертного часа — Антака (Махабхарата 1998, с.179).
 
159) 50.76 (б). след от копыта быка (pada-kShobhaM vR^iShasya cha) – т.е. от
копыта Нандина, быка Шивы, см. примеч. к. 46.2 (б).
 
160) 50.106. Когда однажды Быкознаменный назвал Апарну [именем] Кали, /
Она, Ума, отправилась вершить подвижничество, желая, чтобы ее тело
приобрело светлый цвет (vyAjahAra yad AparNAM kAlIti vR^iShabhadhvajaH
/ tadomA tapase yAtA vapur-gauratva-kA~NkShayA) – об этом см. примеч. к
45.52-105.
 
161) 50.113 (а). Терзает меня Кама жестоко, помня о прежней вражде
(praharaty eSha mAM kAmaH pUrva-vairam anusmaran) – то есть о том, как
Шива сжег его пламенем из третьего глаза, так как он пытался помешать
подвижничеству бога, вселив в его сердце любовь к Парвати, см. гл. 42.
 
162) 50.119 (а). о варвар – barbara.
 
163) 50.146 (б) — 147 (а). Старший сын Гаури внушал страх, и поэтому он
получил имя «Бхайрава», // Второй же был черен и напоминал веталу, и
поэтому был прозван Веталой (jyeShTho bhairava-nAmA'bhUd gaurI-putro
bhaya~NkaraH // vetAla-sadR^ishaH kR^iShNo vetAlo 'bhUt tathAparaH) –
bhairava на санскрите означает «грозный, ужасный», а ветала (vetAla) это
злой дух, вселяющийся в мертвое тело. Веталы появляются на шмашанах
(площадки для кремации покойников) и полях сражений (Индуизм, с.122,
464).
 
164) 50.157 (а). подобных пяти [великим] элементам (pa~ncha-bhUtasadR^
ishAH) — см. примеч. к 44.45 (б).
 
 
 
 
 
 
Глава сорок девятая. Повесть о Капоте и Читрангаде Глава пятьдесят первая. Ветала и Бхайрава отправляются в Камарупу
Главная | О проекте | Видео | Студия танца и музыки «Куджана» | Авторское фото | Религия Философия Культура | Библиотека | Заметки Блоги Ссылки | Индийский блокнот | Контакты | Обновления | Поиск по сайту