Глава сорок седьмая. Рождение Чандрашекхары Глава сорок девятая. Повесть о Капоте и Читрангаде

Глава сорок восьмая. Свадьба Чандрашекхары и Таравати

Аурва сказал:
 
После того как Махадева по собственной воле снизошел, [родившись] у жены Паушьи,
По человеческому счету прошло три года, (1)
И тогда Дочь гор у жены царя Какутстхи родилась,
Как прежде у Менаки по собственной воле Высшая Владычица. (2)
В стране Арьяварта благосклонный к брахманам, лучший из героев
Был государем праведный Какутстха, в роду Икшваку рожденный124, (3)
[Пребывающий] в городе Бхогавати, губитель недругов,
Отмеченный всеми благими знаками, наделенный качествами царя. (4)
У него была жена, великая участью дочь Бхаргадевы
По имени Манонматхини, уважаемая и любимая мужем. (5)
У нее родилось сто сыновей, подобных сыновьям богов, несокрушимых,
Наделенных силой и доблестью, от лучшего из царей Какутстхи. (6)
Но у нее не было дочери, и чтобы родить дочь125, во внутренних покоя дома
Она тайно установила алтарь126 и стала поклоняться Чандике. (7)
Великая богиня Чандика, будучи почитаемой царицей
В течение трех лет, благосклонная, ей во сне такие слова сказала: (8)
«Отмеченная всеми благоприятными для женщины признаками, супруга вселенского государя,
Украшенная гирляндой из созвездий дочь будет у тебя». (9)
И, получив во сне дар, возликовала царица. (10)
Сама же Парвати в должное время вошла в ее утробу.
Та благородная Манонматхини, совершив соитие по окончании месячных127,
Понесла наделенный великой сутью плод, подобно тому как блеск Луны
[поглощает] множество нектара128. (11)
Затем, по истечении полного срока с гирляндой из созвездий
Прекрасную дочь родила благородная Манонматхини. (12)
Увидев ее, с ожерельем, подобную свету осенней Луны, прекрасную,
Какутстха вместе с женой обрел великую радость. (13)
От природы украшенная ожерельем, дочь Какутстхи
Стала расти в его дворце, будто Река богов в сезон дождей129. (14)
Из-за того, что она была отмечена ожерельем, ей имя «Таравати»
Дал отец в подобающие время130, о лучший из царей. (15)
Шло время, закончилось ее детство, и красавица
Вступила в очаровательную пору юности, подобно тому как Шри [обнимает] Мадхаву. (16)
Целомудренная и благая, великолепием и чистотой она напоминала Шри,
Добронравным поведением походила на праведницу, а красотой была подобна Парвати. (17)
Увидев, что она вступила в пору юности, вместе с сыновьями царь
Какутстха устроил в должный срок сваямвару. (18)
Когда начался месяц мадхава131, во время возрастания Луны, в благоприятный день
Зал для сваямвары воздвиг отец Таравати. (19)
Многочисленных вестников на конях и верблюдах царь
Не медля отправил ко многим царям других стран. (20)
Те цари, услышав новость из уст вестников,
Тотчас же собрались на сваямвару Таравати. (21)
Прознав об этом, сын Паушьи с войском четырех родов132
Явился на сваямвару, украшенный божественными драгоценностями. (22)
Придя туда, лучшие из царей в построенном Какутстхой
Зале для сваямвары подобающим образом заняли места. (23)
Когда цари расселись, Какутстха свою дочь
В благоприятную мухурту133 вознамерился ввести в зал. (24)
Между тем царская дочь-красавица
Свою старую кормилицу, обладающую опытом в таких делах, (25)
Отправила в зал для сваямвары, чтобы посмотреть на собравшихся.
[При этом] сказала царевна кормилице Сумангале: (26)
«Ступай в зал для сваямвары и, прекрасного обликом и отмеченного благими знаками
Царя отыскав, ты, о кормилица, укажи мне на него. (27)
Если ты мне, о мать, блага и хорошей доли желаешь,
Сделай так, чтобы у меня был муж, [жизнь с которым] принесла бы счастье». (28)
Так отослав ту кормилицу, прекрасная царевна Таравати,
Великая участью, в то место, где Манонматхини ранее совершала поклонение Чандике,
Отправилась и стала почитать великую богиню, зовущуюся Калика. (29 - 30)
В человеческом воплощении зная, кто она сама,
Она поклонялась с великой преданностью и молвила такую речь: (31)
«Я склоняюсь перед Махамайей, Йоганидрой, наполняющей мир.
Пусть будет милосердна ко мне Гаури, Чандика, заботящаяся о своих почитателях. (32)
Если правда, что моей матерью почиталась ты ради меня,
То этой правдой обладающий доброй долей, лучший из царей моим мужем (33)
На сваямваре пусть станет134, будь милостива, о возлюбленная Хары!»
Слушая его слова, Чандика, подчинившая власти своих чар Хару, (34)
Не ведала, что царская дочь есть она сама,
И, оставаясь невидимой, обратила к ней правдивую речь. (35)
 
Богиня сказала:
 
Есть у Паушьи сын по имени Чандрашекхара
Он, прекрасный обликом, станет твоим любимым мужем. (36)
Того лучшего из царей, отмеченного полумесяцем на лбу,
Избери, о прекраснобедрая, подобно тому как Парвати [избрала] Быкознаменного. (37)
Молвив так царской дочери, умолкла Парвати.
Она же, поклонившись незримой, с широко распахнутыми от счастья очами, (38)
Отправилась в мангала-гриху135, где мать облачила ее в одежды.
Затем пришла та кормилица, отыскав [царя], достойного стать мужем [царевны]. (39)
Таравати сообщила она об этом в тайне, о лучший из царей.
Увидев перед собой ту кормилицу в радостном настроении, царская дочь (40)
Стала расспрашивать в тайне: «Кого ты видела и каков тот царь?»
Ей отвечала кормилица: «По твоей просьбе я оглядела царей, (41)
Прекрасных обликом, благородных, сведущих в оружии и в науках.
Не под силу мне описать их многочисленные добродетели. (42)
О тех, которые мне понравились, я расскажу, о красавица.
Четырех чарующих обликом мужей я, о благая, (43)
Видела, двое из них боги Насатьи136, а двое других - люди.
Нет смысла никакого рассказывать о богах. (44)
Что же касается двух владык земли, то первый из них, уже женатый,
Носит имя Сарвангакальяна, а другой - Чандрашекхара. (45)
Нет различия между ними и Насатьями,
В облике и красоте тела, все они очень привлекательны. (46)
У тех благородных царей плечи львов, огромные руки,
Красноватые ладони, очи, уста, стопы и ногти. (47)
Их грудь широка, глаза огромны, а брови сросшиеся.
Они отмечены всеми благими знаками и украшены драгоценностями богов. (48)
Из них двух Чандрашекхара лучше благодаря своему возрасту,
Добрый нравом, правдивый в речах, сведущий в науках и в оружии. (49)
Обрамленое короткими, иссиня-черными волосами, прекрасное и ясное,
Лицо его блистает, будто Луна со знаком [зайца]137. (50)
Сияет он со сверкающей долей Луны,
С рождения пребывающей на челе, будто сам Чандрашекхара. (51)
Он для тебя достойный супруг. По этому признаку, о красавица,
Избери этого царя, тебя достойного, счастье приносящего. (52)
Выслушав слова кормилицы, царевна наказала ей:
«Находясь рядом со мной, укажи на лучшего из царей (53)
Мне, о кормилица, когда я буду входить в зал для сваямвары!»
И когда они так разговаривали друг с другом, вошел царь Какутстха,
Чтобы самому в благоприятное время отвести дочь в зал для сваямвары в мангала-гриху. (54 – 55)
Подойдя к любимой дочери, которую женщины осыпали благословениями,
Он взял в руку венок из благоуханных цветов и, в ее руку, (56)
Вложив, промолвил ей, выведя из мангала-грихи:
«Войдя в собрание, о мать138, [возложением] этого венка лучшего, (57)
Кого ты пожелаешь царя или брахмана, того и избери!»
Молвил так, на паланкине, [который несли] надежные старые мужи, (58)
Повелел Какутстха внести дочь в собрание.
Увидев то, что она вступила в зал, Тридесять [богов] во главе с Шакрой (59)
И другие хранители мира в зал тотчас же явились.
Войдя и легко спустившись с паланкина, Таравати (60)
В сопровождении кормилицы стала прохаживаться среди собравшихся.
Долго прогуливалась посредине зала красавица. (61)
В силу неотвратимости счастливого рока, милостью Чандики
И благодаря их подобию и единству, побуждаемая кормилицей, (62)
С лицом, покрытым каплями пота от прогулки в жару,
Целомудренная царевна Таравати бывшего ей мужем в прежней жизни (63)
Избрала Чандрашекхару, [являющаяся] самой богиней Парвати.
Увидев, что он избран, поя саманы, брахманы, (64)
Обуздавшие разум, над ними совершили свадебные обряды, приносящие благо.
Панегиристы, певцы и музыканты, о царь, (65)
Радостно восхваляли [молодых], пели и играли на музыкальных инструментах.
Все Тридесять [богов] возликовали, когда Чандрашекхару (66)
Избрала Таравати, и Какутстха тоже был очень рад.
Увидев то, что случилось, другие цари во главе с Субаху (67)
Пришли в ярость, но их в битве одолел Чандрашекхара.
После того как боги по собственной воле удалились на третье небо, (68)
И цари, которым Какутстха воздал почести, разошлись139,
В соответствии с предписаниями касательно свадебного обряда царь Чандрашекхара, (69)
Свою супругу Таравати с согласия Какутстхи очистив совершением
Ведических жертвоприношений, преподнес ее богам140. (70)
Сделав ее спутницей жизни через выполнение обряда взятия руки141,
В город Каравира отбыл Чандрашекхара. (71)
Двадцать две тысячи рабынь отдал
Какутстха владыке народа [Чандрашекхаре] по случаю свадьбы [дочери]142. (72)
Шестьдесят тысяч коров, потомков сурабхи,
И соразмерное количество рабов и рабынь отдал он дочери в качестве приданого143. (73)
Другая родная дочь царя Какутстхи,
Известная под именем Читрангада, красотою равная Таравати, (74)
Став предводительницей рабынь, сама последовала
Вслед за царевной Таравати, своей прекрасной старшей сестрой. (75)
Собрав рабов, великий сын Какутстхи,
Старший [из его сыновей], по имени Вишвавасу за Чандрашекхарой, который ехал (76)
Вместе с Таравати на быстроходной колеснице,
Рассудительный, поспешил в город Каравира. (77)
С Таравати царь Чандрашекхара, сын Паушьи,
Вершина средь царей, наслаждался вместе в прекрасном городе Каравира. (78)
Так сам Махадева вошел в человеческое лоно,
И сама беспорочная Парвати из человеческого лона приняла рождение. (80)
 
 
Так в Калика-пуране заканчивается сорок восьмая глава, называющаяся «Свадьба Чандрашекхары и Таравати».
 
 
Примечания
 
124) 48.3 (б). Был государем праведный Какутстха, в роду Икшваку
рожденный (ikShvAku-vaMsha-jo rAjA kakutstho nAma dhArmikaH) –
Какустха это имя одного из царей Солнечной династии, в битве с демонами
он стоял на горбу (kakud) обратившегося в зебу Индры, отсюда и имя kakutstha,
букв. «стоящий на горбу» (Калидаса, с.320).
 
125) 48.7 (а). Но у нее не было дочери, и чтобы родить дочь (putrI na vidyate
tasyAs tad-arthaM) - как пишет Р. Б. Пандей, у индийцев отдавалось
предпочтение мальчикам, так как мальчик освобождал отца от долга перед
предками, заключавшегося в рождении сына - продолжателя рода,
приносящего предкам заупокойные жертвы. Но многие люди не меньше
радовались и рождению девочки, потому что выдача дочери замуж
приносила заслугу отцу (Пандей, с.87, 238).
 
126) 48.7 (б). алтарь — sthaNDilaM.
 
127) 48.11 (б). совершив соитие по окончании месячных (pravR^itte R^itusaMgame)
— см. примеч. к 47.47(а).
 
128) 48.11 (в). подобно тому как блеск Луны [поглощает] множество нектара
(chandrikevamR^itotkaram) — убывание Луны в течение темной половины
месяца и прибывание в течение светлой его половины связывалось с тем, что
боги и пребывающие в царстве Ямы предки пьют из нее сому (нектар), из
которой оно состоит, а Солнце потом опять наполняет ею Луну (Темкин,
Эрман, с.33).
 
129) 48. 14 (б). будто Река богов в сезон дождей (varShAsviva surApagA) —
Река богов это Ганга, разливающаяся во время сезона дождей.
 
130) 48.15. Из-за того, что она была отмечена ожерельем, ей имя «Таравати» /
Дал отец в подобающее время (tenaiva hAra-cihnena tasyAs tArAvatIti vai /
nAmAkarot pitA kAle yathokte) – имя tArAvatI переводится буквально как
«украшенная звездами», от tArA «звезда».
 
131) 48.19 (а). Когда начался месяц мадхава (mAdhave mAsi samprApte) –
мадхава это другое название месяца магха (январь-февраль).
 
132) 48.22 (а). с войском четырех родов (chatura~Nga-balair yutaH) – то есть
состоящим из пехоты, конницы, колесниц и слонов (Махабхарата 1996, с.
269).
 
133) 48.24 (б). В благоприятную мухурту (shubhe muhUrte) – мухурта это
единица времени у индийцев, равная одной тринадцатой дня или 48 минутам.
 
134) 48.33 — 34 (а). Если правда, что моей матерью почиталась ты ради меня,
/ То этой правдой обладающий доброй долей, лучший из царей моим мужем //
На сваямваре пусть станет (yadi satyaM jananyA me mad-arthe tvaM
prapUjitA / tena satyena subhagaH patir mama nR^ipottamaH // svayaMvare 'dya
bhavatu) – см. примеч. к 43.47 – 49.
 
135) 48.39 (а). Отправилась в мангала-гриху (jagAma ma~Ngala-gR^ihe) –
мангала-гриха, или «дом благословения», это особая комната или часть
дома, где невесту наряжают перед свадебной церемонией (Калика-пурана,
с.671).
 
136) 48.44 (а). боги Насатьи (nAsatyau devau) – то есть Ашвины, боги-
близнецы, одного из которых зовут Насатья, а другого Дасра.
 
137) 48.50 (б). будто Луна со знаком [зайца] (lakShmaNeva nishAkaraH) —
индийцы считали, что пятно на Луне напоминает изображение зайца (shasha),
отсюда такие ее названия на санскрите, как shasha-dhara «носящий
изображение зайца», shasha-bhR^it, shasha-lakShman «имеющий изображение
зайца».
 
138) 48.57 (б). о мать (mAtar) — следует иметь в виду, что здесь отец так
обращается к своей дочери.
 
139) 48.69 (а). И цари, которым Какутстха воздал почести, разошлись
(bhUpeShu cha prayAteShu kakutsthenArchiteShu) – в оригинале оборот
Locativus Absolutivus, это утверждение находится в противоречии с
содержащимся в 48.68 (а).
 
140) 48.70. Свою супругу Таравати с согласия Какутстхи очистив совершением
/ Ведических жертвоприношений, преподнес ее богам (tArAvatIM tadA
bhAryAM kakutsthAnumate punaH / saMskR^itya j~nApayAm Asa devebhyo
vaidikair makhaiH) – одним из элементов свадьбы являются несколько
жертвоприношений, приносимых в огонь, главным из которых являются
раштрабхрита, джая, абхьятана и ладжахома (Параскара I, 5.3). Первые три
содержат молитвы о победе и защите от злых сил. Последнее
жертвоприношение символизирует плодовитость и благополучие. Брат
невесты высыпает из своих сложенных ладоней в ее сложенные ладони
жареные зерна, смешанные с листьями шами. Невеста приносит их в жертву,
стоя с крепко сжатыми ладонями, читая соответствующий стих. Девушка,
разбрасывая зерна, также читает молитву (Пандей, с.183).
 
141) 48.71 (а). Сделав ее спутницей жизни через выполнение обряда взятия
руки (pANi-grahaNa-saMskArAn kR^itvA tAM sahachAriNIm) — церемония
взятия руки невесты (pANi-grahaNa) следует за совершением
жертвоприношений (см.48.70). При этом жених произносит слова: «Я беру
твою руку ради счастья. Живи до старости со мной, твоим мужем. Боги
Бхага, Арьяман, Савитар, Пурамдхи дали мне тебя, чтобы мы управляли
домом. Я - он, ты — она, она — ты, он — я, Саман — я, Рич — ты, Небо — я,
Земля — ты. Давай поженимся, соединим наше семя, произведем потомство,
произведем много сыновей и доживем до старости. Любящая, обладающая
добрым разумом, пусть мы увидим сто осеней, пусть мы живем сто осеней,
пусть мы услышим сто осеней». Этот обряд символизирует принятие
девушки под опеку и ответственность (Пандей, с.183).
 
142) 48.72. Двадцать две тысячи рабынь отдал / Какутстха владыке народа
[Чандрашекхаре] по случаю свадьбы [дочери] (dvAviMshat tu sahasrANi
dAsInAM pradadau punaH / kakutsthAkhyo viTpataye tasminn udvAha-karmaNi)
– рабство в Древней Индии не получило такого распространения, как в
Греции или Риме, в основном, оно носило патриархальный характер. В
рабском состоянии находились в основном женщины, выполнявшие функции
наложниц и домашних служанок, и древнеиндийские источники много
говорят о передаче таких женщин в подарок царю или брахману. Обычай
давать жениху приданое за невестой не встречается в ранних текстах. Однако
имеются некоторые свидетельства, что выдающие девушку замуж должны
были давать приданое жениху, в случае, если у девушки имеются какие-либо
физические недостатки. В свадебном гимне Ригведе (X, 85) упомянуто
приданое (вахату). Распространение обычая давать приданое связывается с
понижением брачного возраста для девушки. Теперь отец девушки стал
стремиться к тому, чтобы избавиться от нее в течение ограниченного
времени, даже жертвуя деньги. Религиозная концепция брака как
жертвоприношения также способствовала распространению этого обычая.
Приданое рассматривалось в качестве дакшины, сопровождающей основной
дар — девушку (Пандей, с.150).
 
143) 48.73. Шестьдесят тысяч коров, потомков сурабхи, / И соразмерное
количество рабов и рабынь отдал он дочери в качестве приданого (gavAM
ShaSTi-sahasrANi saurabhINAM tathaiva cha / duhitre dAyaM dAsAn dAsIH
pramANataH) – право дочери на наследство также способствовало тому, что
этот обычай закрепился среди имущих классов. В форме приданого дочь
приобретала свою долю в имуществе отца (Пандей, с.150).
 
 
 
 
 
 
 
Глава сорок седьмая. Рождение Чандрашекхары Глава сорок девятая. Повесть о Капоте и Читрангаде
Главная | О проекте | Видео | Студия танца и музыки «Куджана» | Авторское фото | Религия Философия Культура | Библиотека | Заметки Блоги Ссылки | Индийский блокнот | Контакты | Обновления | Поиск по сайту