Стихи 81 - 88 Стихи 97 - 103

Стихи 89 - 96

89. О Чанди! Твои стопы, которые всегда и без промедления щедро одаривают бедных богатством, посредством ногтей на своих пальцах, что напоминают (множество) лун, заставляющих закрываться лотосоподобные руки небесных женщин, будто смеются над деревьями кальпака, которые, своими подобными пальцам ветвями, даруют свои плоды исключительно небожителям.

 

В поэтическом воображении автора стопы Деви, которым свойственно всегда и без промедлений одаривать всеми возможными богатствами нуждающихся, смеются над деревьями кальпака. Ведь последние, несмотря на все разговоры о том, что они, якобы, одаривают различными благами каждого, в конце концов исполняют желания лишь тех людей, кто не испытывают нужды (свастха). Тут игра слов. «Свастха» означает 1) «тот, кто не испытывает нужды» и 2) «небожитель». Кроме того, напоминающие месяц ногти на ногах Деви, которые сравнивают со множеством лун, невольно заставляют небесных женщин выражать им почтение. Причина этому заключается в том, что под воздействием стоп Деви, содержащих в себе множество лун, их руки, которые напоминают цветки лотоса, естественным образом складываются в жесте почтения.

 

 

90. Да станет моя душа подобна шестиногой (пчеле), с (шестью) чувствами в качестве ее ног, погрузившейся в Твои стопы, которые неизменно даруют обездоленным богатство в соответствии с их желанием, в изобилии источают мед в виде потока красоты и несут такое же благо, как множество растущих вместе цветов мандара.

 

В этом стихе поэт уподобляет стопы Деви множеству растущих вместе цветов мандара. Смысл этого сравнения в том, что они столь же благотворны, источают мед в виде потока красоты и одаривают нуждающихся богатством. Одновременно душа преданного почитателя Деви, обладающая шестью чувствами, сравнивается с шестиногой пчелой. Идея, подразумеваемая здесь, заключается в том, что почитатель Деви молится, чтобы его ум всегда оставался погруженным во внутреннее созерцание стоп Деви.

 

 

91. О Богиня с величавой осанкой! Твои домашние лебеди, резвясь, стараются сохранить равновесие на своих лапках. При этом они не оставляют Твоих лотосоподобных стоп, которые как бы дают наставления в своем собственном искусстве (равновесия), позванивая прекрасными ножными браслетами, (усыпанными) драгоценностями.

 

Здесь поэт силой своего воображения рисует картину, как походка Деви дает наставления Ее домашним лебедям, которые сами обладают грациозной походкой.

 

 

92. Твои слуги – Друхина, Хари, Рудра и Ишвара – стали Твоей кушеткой. Шива, с Его прозрачным покрывалом (ложа), слегка покрасневшим из-за Твоего сияния, что отражается на нем, дарует наслаждение Твоим очам, как бы становясь воплощением сладости супружеской любви.

 

Друхина, Хари, Рудра и Ишвара – четыре божества, относящихся к Садашива-таттве. Шесть жилищ-чакр, начиная с муладхары и заканчивая аджней, представляют, соответственно, землю, воду, огонь, воздух и эфир в их тонком и грубом аспектах, и манас, а также десять органов чувств, заключая в себе двадцать одну таттву. Таким образом, эта двадцать одна таттва содержится в шести чакрах и образует их. Четыре более высокие таттвы – Майя, Шуддха-видья, Махешвара и Садашива – покоятся на четырех вратах триады четырехугольников, известной как Бху-пура. Они располагаются в том же порядке, что и соответствующие врата, т. е. начиная с тех, что направлены на восток на другой стороне Брахма-грантхи. Четыре таттвы, расположенные таким образом, суть четыре ножки кушетки. Так как между Шуддха-видьей и Садашивой имеется родовое сходство, первая затмевает последнего, и по этой причине он становится тождествен ей.

Шива и Шакти соединяются в байндава-стхане, которую также называют «судха-синдху» и «сарагхой», в середине Шри-чакры с четырьмя вратами, имеющей форму околоплодника сахасра-дала-камалы.

 

 

93. Надмирная Аруна, воплощенное милосердие Шивы, с курчавыми волосами, простодушной нежной улыбкой, телом Своим подобная (дереву) шириша, твердая как камень в области грудей, с необыкновенно тонкой талией и прекрасными бедрами, сияет в Своей славе ради спасения мира.

 

Аруна – Деви в Своем аспекте Камешвари.

 

 

94. Солнце, обретя положение зеркала для Твоих стоп, (вырезанного из) кристалла, убрав свои лучи из (страха) опалить Твое лицо, отражает его в виде лотоса своего собственного сердца, который, никоим образом не затрагиваемый луной, всегда в цвету.

 

Согласно Лакшмидхаре, стихи 94, 99 и 102 представляют собой интерполяции. Поэтому он не составил толкований к ним. Положение зеркала для Твоих стоп – Солнце выполняет пада-севу (служит стопам Деви). Оно достойно именно этого, а не непосредственного служения в качестве зеркала для Ее лица. Никоим образом не затрагиваемый луной – не закрывает свои лепестки под воздействием луны, так как присутствие Деви преодолевает это обстоятельство. Обычно лотосы распускаются при свете солнца и закрывают свои лепестки с наступлением ночи. Но сердечный лотос Солнца, благодаря присутствию Деви, всегда в цвету, и потому косвенно подобен Ее лотосоподобному лицу. Здесь имеется в виду, что лик Деви, отражаясь в зеркале Солнца, образно говоря, оставляет свой отпечаток в сердце последнего, которое все время медитирует на Деви.

 

 

95. Темное пятнышко (луны) – это мускус; влажный диск луны – изумрудный ящичек, наполненный камфарными (лампадами), (которые называют) лунными долями. Поэтому Видхи, ради Тебя, каждый день вновь и вновь наполняет (ящичек), что пустеет (ибо его содержимое) обильно используется Тобой.

 

Здесь Луна сравнивается с изумрудным ящичком с мускусом и очищенной камфарой, которые Деви использует для своих повседневных нужд. Поскольку их запасы каждый день иссякают, Брахма, слуга Деви, наполняет ящичек вновь и вновь. Чтобы достичь надлежащего эффекта, поэт мастерски уподобляет Луну, с ее циклами прибывания и убывания, туалетной шкатулке Деви, и своим воображением заставляет яркие светлые калы (доли) Луны играть роль кристаллов очищенной камфары. Процесс убывания и прибывания Луны являет собой совершенную картину круговращения всех необходимых элементов в природе, которые каждый день исчерпываются, а затем восстанавливаются; один день Деви равен целому лунному месяцу.

 

 

96. Ты – женская половина жилища Врага (трех) городов. Поэтому тем, чей ум неспокоен, не обрести права почитать Твои стопы. Вот почему эти боги, с Шатамакхой во главе, низвели себя до положения анимы и прочих (йогических сил), и стоят у Твоих дверей.

 

Тем, чей ум неспокоен, не обрести… – даже боги не отваживаются вторгнуться во внутренние покои Деви и встретиться там лицом к лицу с Сокрушителем трех городов. Как же тогда простые смертные смеют даже помыслить о том, чтобы получить даршан Господа и Его Супруги в Их спальне? Шатамакха – тот, кто совершил сотню жертвоприношений, т. е. Индра. Согласно традиции, если кто-то успешно выполнит сто жертвоприношений, то будет вознагражден короной Индры. Индра и другие боги, просто стоя у входа во внутренние покои Деви, обретают йогические силы.

 

 

 

 

 

 

Стихи 81 - 88 Стихи 97 - 103
Главная | О проекте | Видео | Студия танца и музыки «Куджана» | Авторское фото | Религия Философия Культура | Библиотека | Заметки Блоги Ссылки | Индийский блокнот | Контакты | Обновления | Поиск по сайту