Введение

Предисловие

«Саундарья-лахари» («Океан красоты») на высочайшем уровне сочетает в себе характерные черты: 1) поэмы, представляющей собой пример самого утонченного поэтического мастерства; 2) стотры, гимна во славу Богини Трипура-сундари; 3) ряда мантр, которые упасака использует вместе с соответствующими янтрами, графическими изображениями, символизирующими обители Деви, и 4) объяснения Агам и Тантр, связанных с поклонением Верховному Сущему в Его аспекте Шакти, творческой силы, известной под именем «Шри-Видья». Эти Агамы и Тантры заключают в себе основополагающие принципы вайдика-дхармы, и потому освящены авторитетом Вед. Первые сорок одна строфа произведения носят название «Ананда-лахари» («Океан высшего блаженства»). В книге идет речь, с одной стороны, о пути, посредством которого можно достичь Параматман, достижимый лишь через подлинную духовную преданность и знание Его истинной природы в сочетании с успешной практикой высшей йоги нирвикальпа-самадхи; с другой стороны, она непосредственно ведет к соединению дживатмана упасаки с недифференцированным Брахманом, столь совершенным образом описанным в Упанишадах и других авторитетных трудах, отражающих монистические идеалы веданты, через поклонение Брахману, обладающему свойствами, который не менее прекрасно описан в стотрах, Агамах, Тантрах, Пуранах и произведениях, относящихся к карма-канде. Таким образом, по сути, наш текст служит типичным образцом ниргуна-упасаны, осуществляемой посредством сагуна-упасаны.

 

Уникальная особенность санатана-дхармы древних риши нашей Пунья-бхуми1, которая позволила их освященной временем системе сохраниться в веках, состоит в ее гибкости и всеохватывающем характере, что дает ей возможность учитывать способности, психологические черты и стадии развития различных категорий людей – от тех, кто пребывает на высочайших ступенях духовного развития, до тех, кто находится в самом низу духовной эволюции. Высочайшие виды поклонения, в незапамятные времена открытые ведическими провидцами, выходят далеко за пределы понимания огромного большинства людей, поэтому на благо им были тщательно разработаны подходящие для них формы поклонения Вишну, Шиве, Шакти и другим ведическим божествам. Они во всем своем многообразии представлены в бесчисленном множестве Агам, Тантр, Пуран, Итихас и т. д., все из которых находятся в согласии с ведическим идеалом. Эти писания пленили воображение огромной массы верующих, и сохраняют власть над их умами вплоть до настоящего времени.

 

Одной из таких форм поклонения является поклонение Шри-Видье – Верховному Сущему в Его женственном аспекте Шакти, творческой силы, которое бывает двух видов: 1) внутренним, предназначенным для духовно более развитых, которое предполагает почитание Верховного Сущего в объединенном аспекте Шивы-Шакти в различных энергетических центрах человеческого тела, когда практикующий, не прибегая ни к каким внешним обрядам и церемониям, проходит различные стадии духовного развития вплоть до наивысшей, и 2) внешним, предназначенным для менее развитых духовно, предполагающим поклонение янтрам, нанесенным на древесный лист, золотую или другую металлическую пластину, ткань или плитку, которое сопровождается повторением особых мантр, состоящих из матрик, вместе с соответствующими движениями рук, позами, направлением взгляда, подношением дхупы, дипы, найведьи и т. д.; упасака использует все перечисленные средства для того, чтобы приобрести те или иные психические силы, осуществить те или иные желания и т. п. Первый путь, известный как «самая-марга», основан на самхитах «Шубхагама-панчаки», работах пяти великих провидцев, и никоим образом не противоречит ведическим принципам. Второй, известный как «каула-марга», который описан в шестидесяти четырех Тантрах, хотя изначально был предназначен для поклонения Деви, с течением времени подвергся влиянию низменных практик (вамачара), в которых явственно ощущается примесь традиций капаликов и кшапанаков. Эти практики апеллируют к порочным сторонам человеческой природы и оказывают на приверженцев данного учения столь деморализующее влияние, что они выходят за рамки допустимого, обозначенные Ведами. Эти нездоровые черты шактийского культа тяготили великих высокодуховных реформаторов, таких как Шанкара-бхагаватпада, которые вскоре начали своеобразный «крестовый поход» против подобных практик, объясняя в своих писаниях и проповедях возвышенные истины самая-марги. Целью этого было поддержать прекрасные методы доктрины самая и упразднить отталкивающие особенности каула-марги. Соответственно, этот труд, нося название «Саундарья-лахари» («Океан красоты»), смывает своими волнами всю грязь, накопившуюся в системе каула-марги, и восстанавливает чистоту почитания Шри-Видьи во внешних проявлениях. Как можно увидеть, в этих достойных восхищения усилиях у Шанкары-бхагаватпады нашлись блестящие продолжатели. В более поздние времена Лакшмидхара и Бхаскарарая, двое прославленных ученых и выдающихся мистиков, знакомых с внутренними практиками поклонения Шри-Видье, написали ряд комментариев к трудам, относящимся к этой традиции. Лакшмидхара, в своем рвении сохранить самая-маргу во всей ее чистоте, а также реформировать каула-маргу, заходит так далеко, что даже преступает пределы собственно комментаторской литературы, в некоторых деталях не соглашаясь с авторами оригинальных работ. Он считает, что его личный опыт сложных эзотерических практик дает ему такое право.

 

Лакшмидхара, Бхаскарарая, Кайвальяшрама, Камешварасури, Ачьютананда и множество других комментаторов «Саундарья-лахари» считают автором данного труда Шри Шанкару-бхагаватпаду2. Однако автор глоссария к нему, «Судха-видьотини», приписывает авторство произведения своему отцу, Праварасене, сыну Драмиды, царю страны Драмида, и говорит, что составил этот глоссарий благодаря знаниям, которые получил непосредственно от отца. Существуют и те, кто утверждают, что автором стотры является Сам Шива, равно как и другие, кто придерживаются мнения, что она изошла из уст Лалиты, изначальной Шакти3. Те, кто приписывают эту работу Шанкаре-бхагаватпаде, также утверждают, что Дравида-шишу, который упоминается в ее 75-м стихе, – это сам Шанкара. Один из них, Кайвальяшрама, заходит так далеко, что даже указывает в своем примечании к одному из стихов, что его нет в рукописях, которые имеются в стране Малаялам, стремясь таким образом указать на страну Малаялам как на место, где появился данный труд, и косвенно намекая на Шанкару-бхагаватпаду (последний был уроженцем Малабара). То обстоятельство, что в настоящее время в различных частях Индии известно не менее тридцати пяти комментариев к этому труду, и только один из них приписывает его авторство не Шанкаре-бхагаватпаде, по крайней мере, предоставляет нам более веское доказательство авторства последнего, чем в случае некоторых других стотр, которые также приписывают ему. Даже если допустить, что Дравида-шишу, о котором упоминается в одном из стихов, – это кто-то другой, будь то Праварасена, как утверждает один из комментариев, или Джнянасамбандха, как заявляют некоторые летописцы, из этого упоминания следует один примечательный факт, а именно: Дравида-шишу либо должен быть современником автора данного труда, либо его следует отнести к более раннему периоду. До тех пор, пока не будет со всей точностью установлено, кто такой Праварасена, царь страны Дравида, а также все, что с ним связано, и не удастся с большой степенью вероятности определить годы его жизни, у нас нет оснований делать какие-либо выводы относительно его предполагаемого авторства. Что же касается Джнянасамбандхи, который, как утверждается, жил около 1200 лет назад, то, если допустить, что под «Дравида-шишу» в стихе имеется в виду он, это позволяет нам прийти к выводу, что Шанкара-бхагаватпада, которому почти единодушно приписывается этот труд, жил в VIII в. Лишним подтверждением такого взгляда служит точка зрения европейских ученых, которые полагают, что Шри Шанкарачарья, автор «Шарирака-миманса-бхашьи», жил в 788-820 гг. Если придерживаться мнения индийских ученых, что Ади-Шанкара жил в VI в. до н. э., и считать его автором этой книги, то находящееся в ней самой свидетельство, которое дает Дравида-шишу, оказывается совершенно бесполезным. Все станет по-иному, лишь если будет извлечен из забвения какой-нибудь другой Дравида-шишу, соответствующий приведенному описанию, и представлен нам как тот, на кого указывает Шанкара-бхагаватпада. Мы не склонны соглашаться с точкой зрения, что под «Дравида-шишу», который такими пышными словами превозносится в поэме, Шанкара-бхагаватпада имел в виду себя. Поэтому мы придерживаемся мнения, что «Дравида-шишу» относится к Джнянасамбандхе, и что эта стотра является подлинной работой Шри Шанкары-бхагаватпады, который жил в VIII в.

 

При издании текста произведения мы следовали в основном работе, опубликованной правительством Майсура как № 11 «Bibliotheca Sanscrita» из серии «Правительственная восточная библиотека», внеся в текст надлежащие исправления там, где сочли это необходимым. Разночтения, которые встречаются в комментариях Лакшмидхары, Кайвальяшрамы, Камешварасури, а также в издании «Ананда-лахари», осуществленном Артуром Авалоном, приведены в качестве сносок под соответствующими стихами, и мы надеемся, что они позволят читателям по достоинству оценить различные оттенки значений, которые толкователи стремились отыскать в тексте. При переводе стихов на английский язык и составлении толкований к каждому стиху мы широко привлекали информацию из вышеупомянутых комментариев, комментария на языке малаялам, написанного Шри Кантиюром Махадевой Шастрином, а также изданий «Ананда-лахари» с английским переводом, примечаниями и комментариями Артура Авалона и Р. Ананта Кришны Шастри. В этой связи нам хотелось бы добавить, что рукописный экземпляр комментария Камешварасури «Арунамодини», который до сих пор не опубликован и в изобилии содержит малодоступную информацию, помогающую прояснить многие сложные места работы, был любезно предоставлен нам нашим другом Т. Вишванатхой Рао.

 

Мы настоятельно рекомендуем людям, серьезно изучающим традицию Шри-Видьи, тщательно проштудировать «Варивасья-рахасью» Шри Бхаскарараи, «Змеиную силу» Артура Авалона и «The Chakras» К. У. Ледбитера. Там они найдут множество интересной дополнительной информации, связанной с чакрами, и чем успешнее практикующий сможет воспользоваться ей по ходу своей практики, тем легче ему будет избежать всех ловушек и подводных камней на своем духовном пути. Однако здесь нам необходимо высказать одно предостережение. Сама сущность традиции Шри-Видьи заключается в том, чтобы помогать ее приверженцам служить возвышенным и альтруистическим целям. Поэтому следует быть бдительным, чтобы не уронить этот высокий стандарт, начав преследовать низменные и своекорыстные интересы.

 

В заключение мы хотели бы выразить нашу глубочайшую признательность Р. Кришнасвами Шастри, прославленному ученому, который столь любезно помогал нам по ходу работы над книгой своими разнообразными советами и разъяснением трудных для понимания мест труда.

 

С. Субрахманья Шастри

Т. Р. Шриниваса Айенгар

 

Танджавур, 15.10.1937

 

 

 

1 «Святая земля», «земля праведности». Имеется в виду духовная Индия (прим. перев.).

 

2 Валлабхадева, живший, предположительно, в XV в., в своей «Субхашита-вали» цитирует двадцать седьмой стих «Саундарья-лахари», приписывая ее авторство Шри Шанкаре-бхагаватпаде.

 

3 Кроме того, существует еще одно предание о том, как появилось это произведение. Согласно ему, Шанкара-бхагаватпада, который считается Самим Ишварой, нисшедшим на землю, в облике нищенствующего странника посетил Кайласу и взял мантра-шастру, которую Деви положила на трон Ишвары. Когда он вместе со своей добычей собирался покинуть Кайласу, Нандикешвара, который с неусыпным взором стоял на страже, вырвал книгу из его рук. В результате последовавшей за этим непродолжительной схватки, ачарье удалось вернуть себе часть книги, содержащую первые сорок один стих «Саундарья-лахари». Чтобы придать труду законченную форму, он позже добавил к нему пятьдесят девять стихов собственного сочинения. Если оставить все эти предания, любой непредубежденный исследователь традиции Шри-Видьи, после тщательного и подробного изучения литературы, посвященной этому вопросу, неизбежно приходит к выводу, что в своих первых сорока одном стихе этот труд Шанкары, для удовольствия более духовно развитого ученика, точно передает взгляды его парама-гуру, Гаудападачарьи, как они изложены последним в «Субхагодае». За этим следует изысканное поэтическое прославление Деви во второй части.

 

 

 

Введение
Главная | О проекте | Видео | Студия танца и музыки «Куджана» | Авторское фото | Религия Философия Культура | Библиотека | Заметки Блоги Ссылки | Индийский блокнот | Контакты | Обновления | Поиск по сайту