ГЛАВА ПЯТАЯ, СТРАНСТВИЯ И ПРОПОВЕДНИЧЕСТВО ГЛАВА СЕДЬМАЯ, ИЗГНАНИЕ ИЗ ШРЙ РАНГАМА

ГЛАВА ШЕСТАЯ, НАСТАВЛЕНИЯ УЧЕНИКАМ

Куреша был одним из самых близких учеников Рамануджи и всегда был поглощен мыслями о том, как помочь своему гуру в его проповеднической деятельности. Он был родом из богатой семьи брахмана из Кураграхары, маленького селения возле Кайчйпурам. Поскольку он фактически владел всеми землями в округе Куры, его звали Курешей, хозяином Куры. Он женился на очень образованной девушке по имени Андал, и они вместе расходовали на благо­творительность доставшееся им по наследству богатство, заботясь о бедняках всей округи.

Рамануджа знал его с детства и всегда считал самой возвышенной личностью. Когда Йатираджа принял образ жизни санньяси, Куреша и Андал стали одними из первых его учеников. Куреша был широко известен как великий ученый, поскольку ему достаточно было услышать что-либо однажды, чтобы запомнить это на всю жизнь. Это с его помощью, как мы уже слышали, был побежден и обращен в преданного Йадавапракаша.

Ворота дома Куреши были открыты с раннего утра до поздней ночи, и любой бедняк мог прийти сюда и получить в порядке благотворительности подарки. Однажды Лакщмйдевй, супруга Господа Варадараджи, услыхав скрип закрывающихся ворот дома Куреши, спросила у своего слуги Канчйпурны, что это за звуки. И тогда Канчйпурна рассказал Матери Лакщмй все о деятельности Куреши. С раннего утра и до позднего вечера здесь служат бедным, хромым и слепым, - сказал он Ей, - затем ворота дома закрываются до следующего утра, чтобы Куреша и его жена Андал могли немного отдохнуть». Услышав объяснение Канчйпурны, Лакщмйдевй пожела­ла непременно увидеть Курешу и попросила его привести к Ней это­го преданного завтра утром.

Придя назавтра ранним утром к Куреше, Канчйпурна рассказал ему о желании Богини Удачи. Куреша, явно удивленный, ответил: «Кто я такой? Всего лишь неблагодарный, порочный человек, в то время как Лакщмйдевй - мать вселенной, которой с величайшим почтением поклоняются даже Брахма и Шива. Сказано, что чандал не может входить в храм, а я, загрязненный своим богатством, ниже даже любого чандала. Как же я могу предстать перед Матерью Лакщмй?

 

ОТРЕЧЕНИЕ КУРЕШИ

Сказав это, Куреша вернулся домой и, сняв свои дорогие одежды и украшения, обрядился в монашеское одеяние. Затем он снова пошел к Канчйпурне. «О Махатма, - сказал он, - я не смею ослушаться приказа супруги Господа Нарайаны, но сейчас, настолько загрязненный богатством, я не могу предстать перед Ней. Поэтому я буду просить прибежища у Йатираджи, моего гуру, и очищусь, приняв омовение водой, которой он мыл свои ноги. Как знать, возможно, если я обрету милость такого великого преданного, как вы, я смогу увидеть лотосные стопы Матери Лакщмй еще в этой жизни».

И Куреша в тот же день отправился в Шрй Рангам вместе с последовавшей за ним Андал. Она тоже отреклась от всех благ, которые дает богатство, оставив себе только золотую чашку, в которой подавала воду мужу, когда он испытывал жажду. Через некоторое время они вошли в темный лес, и Андал охватил страх. «Мой господин, - сказала она мужу, - не грозит ли нам в этом глухом месте какая-нибудь опасность?»

«Только у богатых есть причины для страха, - сказал Куреша. - Если у тебя нет с собой денег, то тебе нечего бояться». Услыхав это, Андал тут же выбросила золотую чашку. На следующий день они пришли в Шрй Рангам. Узнав об этом, Рамануджа велел привести их в ашрам. Позднее, когда они отдохнули и приняли прасад, он устроил их в доме по соседству.

С этого дня Куреша поселился в Шрй Райгаме и содержал себя и жену, прося подаяния у каждых дверей. Он привык к богатству, но сейчас, хотя и жил в нищете, считал себя величайшим счастливцем, потому что мог теперь проводить дни, повторяя святое имя, обсуждая священные писания и служа стопам своего гуру. Андал тоже была вполне довольна тем положением, в котором оказалась, ни разу не пожалев о богатстве, от которого они с мужем отреклись. Живя в Шрй Рангаме, Куреша написал две книги -комментарии на Сахасру-гйти и еще одну работу, названную Куреша-виджайей.

 

ЧИСТОТА ПРЕДАННОСТИ КУРЕШИ

Однажды в сезон дождей разразился такой ливень, что Куреша не смог выйти за подаянием, и в этот день они с женой голодали. Курешу голод совсем не беспокоил, но Андал, всегда поглощенная служением своему мужу, была несчастна, видя, что ему нечего есть. Она мысленно начала молиться Господу Ранганатхе, прося Его послать что-нибудь своему преданному Куреше. Вскоре послышался стук в дверь и вошел один из жрецов храма, принесший тарелку посланного им в дар маха-прасада.

Когда жрец ушел, Куреша спросил свою жену: «Наверно, это ты просила Господа Рангаиатху позаботиться о нас, иначе зачем бы Ему посылать такие богатые блюда, вкус которых пробуждает у нас материальные желания?»

Когда Андал с грустью призналась в том, что сделала, Куреша сказал ей: «Мы не должны делать Господа своим слугой. Сделанного не исправишь, но, пожалуйста, никогда больше не делай таких вещей». Он съел маленький кусочек махй-прасада и попросил жену почтить остальное.

 

РОЖДЕНИЕ СЫНОВЕЙ КУРЕШИ

Спустя примерно год Андал родила двух сыновей. Услыхав об этом, Йатираджа был очень рад и послал Говинду провести джйта-карму, церемонию, которую совершают по случаю рождения. Когда церемония была окончена, Говинда шепнул обоим мальчикам на ухо две мантры - шрйман-нарайана-чаранау таранам прападйе -«Я принимаю прибежище у стоп Господа Нарайаны» и шрймате нарайанайа намах - « Я предлагаю свои почтительные поклоны Господу Нарайане».

В дар детям Рамануджа сделал из золота пять символов Господа Вищуу - раковину, диск, булаву, меч и лук - чтобы малыши, надевая их, могли защитить себя от привидений и злых духов. Через шесть месяцев Йатираджа совершил церемонию наречения имени - одну для сыновей-близнецов Куреши, которых назвал Парашарой и Вйасой, а другую - для сына младшего брата Говинды, которого назвал Паранкуша-пурной.

Стоя перед телом Йамуначарйи, Рамануджа дал три обета: написать вайшнавский комментарий на Веданта-сутры, пропо­ведовать философию преданного служения по всей Индии и дать одному ученику имя Парашары, в честь того, кто поведал Вишну Пурину. Теперь все три обета были исполнены.

 

ПАРАШАРА И ПАНДИТ

Уже с раннего возраста Парашара проявлял признаки ге­ниальности и необычный характер. Когда ему было всего пять лет, мимо дома Куреши проходил пандит Сарваджна Бхатта в сопро­вождении многочисленных учеников, бивших в барабаны и про­возглашавших славу великого ученого.

Один из этих учеников объявил: «Это непобедимый пандит Сарваджна Бхатта. Все желающие стать его учениками могут без промедления приблизиться к его стопам». Слыша это, маленький Парашара подошел к пандиту, набрав по дороге горсть пыли. Стоя перед великим ученым, ребенок смело обратился к нему: «Я хочу знать, можешь ли ты сказать, сколько крупиц пыли в моей руке. Если ты действительно Сарваджна, то ты должен знать все».

Пандит был очень удивлен, услыхав вопрос Парашары, но, подумав над словами мальчика, начал ясно сознавать тщету своей гордыни. Взяв мальчика на колени, Сарваджна поцеловал его в лоб и сказал: «Дитя мое, на самом деле это ты мой гуру. Твой вопрос показал мне, как глуп я был. гордясь тем крошечным знанием, которое получил».

Парашара и Вйаса выросли, став великими преданными Господа Нарайаны и посвятив себя служению Йатирадже. Следуя указаниям Рамануджи, Парашара позднее женился на двух дочерях Махапурны.

 

ПРОЦЕССИЯ ГОСПОДА РАНГАНАТХИ

В один из дней фестиваля Гаруды тысячи людей пришли в Шрй Рангам, чтобы посмотреть на Божество. У ворот храма собралась огромная толпа, поскольку в этот день Господь Ранганатха выходит из храма и объезжает вокруг города в паланкине, изображающем Гаруду, который носит Господа на своей спине. Гремели барабаны. развевались флаги, и колонны брахманов воспевали ведические гимны, чтобы усилить благоприятное воздействие празднества.

Внезапно выражение ожидания на лицах толпы стало еще более напряженным, когда певцы Вед двинулись вперед и процессия вышла из внутреннего двора. Сначала появилось ослепительно красное знамя, высоко натянутое на двух длинных бамбуковых шестах и расшитое знаками раковины, диска и тилаки вайшнавов. За брйхманами шли несколько нарядно убранных слонов; на лбах у них был знак тилаки. Они шагали величавой поступью, размахивая хоботами. За слонами шла процессия быков и коней, ярко украшенных и с большими барабанами, перекинутыми через их спины. Когда показалась группа преданных, воспевающих под аккомпанемент разных барабанов и цимбал святое имя Господа, людей охватил восторг.

Сразу за группой кйртана, верхом на спине Гаруды, следовал Сам Господь Ранганатха со своей вечной супругой Лакщмйдевй. Высоко поднятый паланкин несли сотни преданных, жрецы обмахива­ли Господа множеством опахал чамар, а искусные певцы пели бхаджаны, восхваляющие Его прославленные игры. Увидав выход Господа из Своего храма, толпа с радостными криками окружила ворота.

Перед воротами был выстроен павильон, где Господь отдыхал, прежде чем продолжить Свое шествие. В это время сотни преданных пользовались возможностью представить Ему свои подношения -кокосовые орехи, бананы, листья подорожника и источающие слад­кий аромат камфорные лампады. Спустя некоторое время процессия снова двинулась вперед, и звуки ведических гимнов, воспеваемых брахманами, разнеслись по всем направлениям.

Господь шествовал по улицам, и вдоль всего Его пути в дверях и окнах появлялись домохозяйки, подававшие жрецам фрукты, цветы и орехи, чтобы те предложили их Его лотосным стопам. Совершив подношения, жрецы возвращали женщинам прасад, и те получали благословения, подставляя головы, чтобы их коснулись одним из шлемов Господа. Процессия двигалась все дальше и дальше, и глаза всех были устремлены на Господа Нарайану и Лакщмйдевй, а сердца людей переполняла преданность.

 

ВСТРЕЧА ДХАНУРДАСЫ И РАМАНУДЖИ

Однако среди шедших в толпе находился человек, который вел себя совершенно иначе. Это был высокий, красивый широкоплечий мужчина, который шел, казалось, без всякой цели, просто под­хваченный толпой. В левой руке он держал расшитый зонтик, которым укрывал от солнечных лучей очень красивую женщину. В правой руке у него был веер, и он все время помахивал им, чтобы ее не беспокоило жаркое солнце.

Казалось, внимание молодого человека настолько поглощено красотой его спутницы, что он не замечает ничего происходящего вокруг. Хотя многие шептались, видя такое публичное проявление привязанности, а некоторые даже бросали насмешливые реплики, молодой человек был настолько увлечен своей прекрасной дамой, что ничего не замечал.

Приняв омовение в Каверй и выразив свое поклонение Господу Ранганатхе, Йатираджа, возвращаясь со своими учениками в ашрам, обратил внимание на идуших по другую сторону дороги молодого человека и его подругу. «Дашаратхи, - сказал он своему ученику, - пойди и попроси этого мужчину, у которого нет ни стыда ни совести, подойти ко мне».

Дашаратхи быстро пересек улицу и заговорил с человеком, который был настолько поглощен красотой своей дамы, что пришлось обратиться к нему несколько раз, прежде чем он заметил, что здесь есть кто-то еше. Слегка растерявшись, как человек, которого только что пробудили от глубокого сна, он повернулся к брахману, сложив в знак почтения ладони, и спросил: «Господин, чем я могу служить вам?»

«Там стоит Йатираджа, - ответил Дашаратхи, - великий преданный Господа Нарайаны, и он желает поговорить с вами. Пожалуйста, пойдемте со мной на несколько минут».

Услышав имя известного ачарйи, молодой человек оставил свою даму и направился через дорогу к тому месту, где стояли преданные. Поклонившись Йатирадже в ноги, он молча стоял перед ним, удивленный тем, что этот знаменитый садху хочет о чем-то поговорить с ним. Наконец Рамануджа сказал: «Какой нектар вы нашли в этой молодой даме, что, отбросив всякий стыд и страх, не замечаете, что сделались посмешищем всего Шрй Рангама».

«О Махатма, - ответил молодой человек, - я видел на этой земле много прекрасных зрелищ, но не видал ничего, что бы шло хоть в какое-то сравнение с приводящей в экстаз красотой ясных глаз этой молодой дамы. Когда я вижу их, они так завораживают меня, что я не могу отвести от них взора».

«Это ваша жена?» - спросил Йатираджа.

«Нет, мы не женаты, - ответил мужчина, - но я убежден, что хотя она мне. и не жена, я никогда не буду так любить другую женщину».

«Как вас зовут?» - спросил Йатираджа.

«Меня зовут Дханурдаса, - последовал ответ, - я родом из города Ничхуланагара, где известен своими борцовскими способностями. А эту даму зовут Хемамба».

«Дханурдаса, - сказал Йатираджа, - если я покажу вам пару очей , которые прекраснее глаз вашей возлюбленной, оставите ли вы эту даму и не полюбите ли другую?»

Борец ответил: «О великая душа, если найдется пара глаз, в которых больше захватывающей красоты, чем в глазах Хемамбы, то я, конечно, оставлю ее и буду поклоняться той даме, которая ими обладает».

«Тогда приходите вечером в мой ашрам, - заключил Йатира­джа, - и мы, возможно, решим этот вопрос».

«К вашим услугам», - последовал вежливый ответ Дханурдасы. Затем он вернулся к ожидавшей его даме и продолжил свою прогулку с ней, все так же держа над ее головой зонтик.

 

ОСВОБОЖДЕНИЕ ДХАНУРДАСЫ

В этот вечер Рамануджа вышел из ашрама в сопровождении одного лишь Дханурдасы, проделав с ним короткий путь до на­ружных ворот храма Господа Ранганатхи. Пройдя через ворота, они наконец предстали перед Божеством Господа. В это время как раз начиналось арати, и жрец предлагал благоухающую камфорную лампаду Господу и Его супруге Лакщмйдевй. И хотя во внутреннем помещении храма, закрытом со всех сторон стенами, было темно, когда Шрй Ранганатхе предлагали лампаду, сияние ее пламени осветило трансцендентные черты и замерцало в Его прекрасных золотистых лотосоподобных очах.

Дханурдаса, для которого божественная форма Господа была откровением, стоял ошеломленный, не мигая глядя в глаза Шрй Вишну, известного как Аравиндакща. Когда он ощутил вкус истинного наслаждения, которое можно найти только в духовном мире, по его щекам внезапно покатились слезы. И тут все влечение к тусклым радостям этого мирского существования стало блекнуть, как звезды при восходе солнца. Через некоторое время Дханурдаса

пришел в себя и повернулся к Раманудже. Упав к его ногам, он сказал: «По своей беспричинной милости вы дали самому похотливому из мужчин наслаждение, к которому стремятся даже полубоги на небесах. Я ваш вечный слуга. Как ночная сова, я отворачивался от солнца и увлекся светлячком. Теперь мои глаза открылись, и таким образом вы - мой единственный господин».

Рамануджачарйа поднял Дханурдасу и крепко обнял его. С этой минуты молодой борец из Ничхуланагары оставил свои материальные занятия и стал искренним преданным Господа Нарайаны. Хемамба, хотя и была по профессии куртизанкой, долгое время относилась к Дханурдасе как к своему мужу. Несмо­тря на ее греховную профессию, она была в душе предана Господу. Поэтому когда она услыхала о великом превращении, которое произошло с Дханурдасой, ее охватило чувство счастья, и она тоже пришла, чтобы посвятить свою жизнь стопам милостивого ачарйи.

Йатираджа устроил им достойную свадьбу, и под его чистым руководством сердца мужа и жены освободились от загрязнения похотью. Они оставили Ничхуланагару и перебрались в Рангакщетру, где сняли дом неподалеку от ашрама Рамануджи. Так они могли общаться со своим духовным учителем и слушать нектарные поучения вайшнавов из его уст.

 

ЗАВИСТЬ УЧЕНИКОВ-БРАХМАНОВ

Люди, видя преданность Дханурдасы своему гуру, его скром­ность и честность, а также мягкую речь, начали уважать его. Желая показать, что следует принимать во внимание именно поведение человека, а не его происхождение, Рамануджа, возвращаясь от Каверй, держал руку Дханурдасы, хотя мог бы, идя к реке, держать руку Дашаратхи, брахмана по рождению. Некоторые молодые ученики-брахманы. видя близкие отношения своего гуру с более низ­ким по рождению человеком, были расстроены и даже осмелились назвать его поведение неподобающим.

Видя заблуждения своих учеников, Рамануджа решил пре­поднести им урок, который позволит им правильно понять качества вайшнава. Однажды ночью, когда другие уже спали, Рамануджа встал и оторвал кайму у всех вывешенных для просушки дхоти. На Следующее утро, когда брахманы обнаружили, что случилось, меж­ду ними произошла крупная ссора: они метались, перебрасываясь резкими словами, и в конце концов Йатираджу пришлось вмешаться самому, чтобы уладить дело.

 

БРАХМАНЫ ПОЛУЧАЮТ УРОК

Вечером Рамануджа позвал нескольких своих учеников и сказал им: «Я уверен, все вы видите, что мой ученик Дханурдаса живет как преданный домохозяин, хотя изображает из себя великого преданного Бога. Сегодня вечером он, как обычно, придет поговорить со мной. Пока я задержу его здесь, обсуждая с ним священные писания, вы должны пойти к нему домой и похитить драгоценнос­ти, которыми он любит украшать свою жену. И тогда сразу станет ясно, к кому он привязан сильнее».

Ученики с радостью согласились, и как только Дханурдаса пришел в ашрам, отправились выполнять распоряжение своего гуру. Подойдя к дому, они увидали, что Хемамба спит в комнате. Дверь была не заперта, и они беспрепятственно вошли. Подойдя на цыпочках к жене Дханурдасы, они стали тихонько снимать с нее золотые украшения. На самом деле Хемамба не спала и поняла, что происходит, но притворилась крепко спящей, чтобы не помешать брахманам.

Когда с одной стороны ее тела украшения были сняты, Хемамба притворилась, что переворачивается во сне, чтобы брахманы могли снять украшения и с другой стороны. Но брахманы, опасаясь, что она проснется, выбежали из дома и вернулись в ашрам. Здесь они доложили обо всем происшедшем Раманудже, который позвал Дханурдасу и сказал, что уже поздно, и он должен вернуться домой.

Когда борец ушел, Рамануджа сказал своим ученикам: «Ступайте теперь следом за Дханурдасой к его дому, и вы увидите, как они с женой будут оплакивать эту крупную потерю».

Молодые люди послушались приказа своего гуру и, когда Дха­нурдаса вошел в дом, стали наблюдать за происходящим, спрятавшись поблизости. Войдя в дом, Дханурдаса сразу заметил необычный вид своей жены и спросил: «Почему ты носишь украшения только с одной стороны? А где другие?»

«Пока тебя не было, сюда приходили несколько брахманов, -ответила Хемамба. - Бедность, я в этом не сомневаюсь, вынудила их стать ворами. Я не спала, а просто лежала, повторяя мысленно имена Господа, но они, должно быть, решили, что я сплю, потому что вошли в комнату и сняли у меня с одной стороны все украшения. Тогда я перевернулась, чтобы они могли снять остальные драгоценности, но их, к сожалению, испугало мое движение, и они убежали».

«Это твоя ошибка! - воскликнул Дханурдаса. - Ты все еще не вполне избавилась от иллюзии и решила: «Это мои украшения, и я отдам их». Когда ты оставишь эту мысль и поймешь, что все принадлежит Господу Нарайане? Если бы ты продолжала лежать спокойно, ты могла бы отдать брахманам все».

Хемамба признала свою ошибку и просила мужа: «Пожалуйста, благослови меня, чтобы я избавилась наконец от этой иллюзии».

Молодые брахманы, которые были свидетелями этой картины, вернулись в ашрам и рассказали Раманудже о поведении этой пре­данной супружеской пары. Поскольку была уже поздняя ночь, он велел им идти отдыхать, но на, следующий день обсудил с ними этот вопрос, когда они собрались для изучения священных писаний. «Вы ученые люди, - сказал он, - и весьма горды своим положением брахманов. Так скажите мне, чье поведение больше подобает брахманам - ваше, когда вы вчера утром обнаружили, что ваша одежда стала немного короче, или Дханурдасы и его жены, у которых были похищены драгоценности?»

Ученикам не оставалось ничего иного, как опустить от стыда головы и сказать: «Учитель, это поведение Дханурдасы достойно брахмана, а мы вели себя отвратительно».

«Итак, - продолжал Йатираджа, - вы должны понять, что происхождение и кастовая принадлежность не имеют значения. Только по качествам и действиям людей можно видеть, кто из них падший; это не зависит от общественного положения. А теперь, перестав кичиться своим брахманическим происхождением, займитесь служением Господу Нарайане с чистым сердцем. Это единственный путь к совершенству».

 

ОСУЖДЕНИЕ МАХАПУРНЫ

Спустя некоторое время после инцидента, происшедшего между Дханурдасой и учениками-брахманами, до Рамануджи дошли слухи, что его собственный гуру, Махапурна, совершил церемонию кремации шудры, и это вызвало у многих осуждение, поскольку было нарушением правил, которыми должны ру­ководствоваться брахманы. Услыхав эту новость, Рамануджа тут же отправился в дом Махапурны, чтобы узнать, правда ли это. Придя в дом своего гуру, он увидел, что все родственники оставили Махапурну, считая его падшим, и что за ним сейчас ухаживает только его дочь, Аттулаи, которая пришла для этого из дома свое­го свекра. 

Когда Йатираджа спросил, почему он это сделал, Махапуриа ответил: «Я согласен с тем, что мой поступок не отвечает Дхарма Шастрам. Но что такое истинная дхарма ? Махабхарата утверждает: махаджано Йена гатах са пантхах - истинная дхарма - это сле­дование примеру, указанному великими личностями. Тогда возьмем пример Рамачандры, потому что он совершил погребальную церемо­нию для Джатайу, который был всего лишь птицей. Или царя Йудхиштхиру, поклонявшегося Видуре, который по происхождению считался шудрой. Почему они так поступали? Ответ кроется в том, что преданный Господа, который получает освобождение уже в этом мире, трансцендентен ко всем соображениям семейного или касто­вого происхождения. Этот преданный, чье тело я кремировал, был чистосердечным слугой Господа, и я счел за счастье служить ему». Очень довольный словами Махапурны, Йатираджа поклонился ему в ноги и попросил прощения за то, что осмелился спрашивать у своего гуру отчета за его поступки.

 

МАХАПУРНА И РАМАНУДЖА

Однажды Махапурна пришел к Йатирадже и поклонился ему в ноги. Видя, что Рамануджа остался сидеть, не смущаясь поступ­ком своего гуру, некоторые преданные с удивлением спросили его: «Йатираджа, как вы можете позволять своему гуру кланяться вам и не протестуете?»

«Мой духовный учитель сделал это для того, - ответил Рамануджа, - чтобы показать, как должен вести себя ученик по отношению к своему гуру. Если у Махапурны есть цель, которую он хочет осуществить таким путем, я не должен мешать ему».

Позднее ученики спросили Махапурну, почему он оказал такое почтение ученику, и он ответил: «В Йатирадже я всегда вижу олицетворение моего собственного гуру, Шрй Йамуначарйи. и поэтому не могу не поклониться ему». Слыша это. они еще глуб­же осознали величие Рамануджн.

 

ПОУЧЕНИЯ ГОЩТХЙПУРНЫ

В другой раз Рамануджа заметил, что Шрй Гощтхйпурна долгие часы медитирует в комнате с закрытыми дверьми. В конце дня он спросал: «О учитель, на какой форме Господа вы сосредото­чили свой ум и что это за мантра, которой вы Ему поклонялись?» «Я поклоняюсь только лотосным стопам Шрй Йамуначарйи, моего гуру-махараджи, - ответил Гощтхйпурна, - и его святое имя - единственная мантра, которую я повторяю, потому что это облегчает мои страдания». Так Рамануджа понял важность поклонения преданным Господа.

 

 

 

 

 

ГЛАВА ПЯТАЯ, СТРАНСТВИЯ И ПРОПОВЕДНИЧЕСТВО ГЛАВА СЕДЬМАЯ, ИЗГНАНИЕ ИЗ ШРЙ РАНГАМА
Главная | О проекте | Видео | Студия танца и музыки «Куджана» | Авторское фото | Религия Философия Культура | Библиотека | Заметки Блоги Ссылки | Индийский блокнот | Контакты | Обновления | Поиск по сайту