ГЛАВА ТРЕТЬЯ, САННЬЯСА ГЛАВА ПЯТАЯ, СТРАНСТВИЯ И ПРОПОВЕДНИЧЕСТВО

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ, АЧАРЙА В ШРИ РАНГАМЕ

В то время как в Канчипурам происходили все события, преданных в Шри Рангаме все еще не покидало ощущение, что им недостает ачарйи, который мог бы их наставлять. Все они страстно желали, чтобы Рамануджачарйа пришел сюда и стал их учителем. Махапурна оставался некоторое время в Канчи, намереваясь привести Рамануджу в Шри Рангам, но поскольку ему пришлось уйти внезапно, он не смог этого сделать.

Когда в Шри Рангам дошла весть о том, что Рамануджа принял санньясу, Махапурна был очень рад и пошел в храм Господа Ранганатхи. Здесь перед лотосооким Господом, возлежавшим, откинувшись, на ложе из Ананта-Шеши, Махапурна стал горячо молить Господа о том, чтобы он привел Рамануджу в Рангакшетру. Слушая эту мольбу Своего чистого преданного, Господь Ранганатха из сочувствия к нему сказал Махапурне: «Дитя мое, ты должен послать Варарангу, самого лучшего певца, к господу Варадарадже в Канчипурам. Когда Господь Варадараджа, удовлетворенный бхаджанами Вараранги, предложит ему Свои благословения, пусть тот попросит, чтобы Раманудже было позволено прийти сюда. Без позволения Варадараджи Рамануджи никогда не оставит Его прибежища».

 

ВАРАРАНГА ОТПРАВЛЯЕТСЯ В ШРИ РАНГАМ

Вараранга был сыном Йамуначарйи. Он был признанным певцом и положил на музыку красивые стихи, известные как Сахасра-гити. Получив эти указания, Махапурна послал Варарангу в Канчипурам, объяснив ему, как следует выполнить свою миссию. Вараранга каждый день пел перед Господом бхаджаны так, что все, кто слышал его, поражались, и их охватывал экстаз. В конце концов Господь Варадараджа был настолько удовлетворен Варарангой, что предложил ему благословение за прекрасное служение. И, конечно, Вараранга попросил, чтобы Господь разрешил Раманудже пойти в Шрй Рангам, чтобы стать там ачарйей вайшнавов.

Раманудже было грустно покидать Канчйпурам, особенно потому, что это означало потерю общества Канчйпурны. Но в то же самое время его радовала перспектива быть с учениками Алабандары. Так, испытывая смешанные чувства, спустя несколько дней он отправился с Варарангой из Канчйпурам в Шрй Рангам.

Жители Рангакщетры были очень рады появлению в их городе Йатираджи, а собравшиеся вайшнавы тут же утвердили его своим ачарйей. Господь Ранганатха тоже был доволен, видя этого чистосердечного преданного в Своем храме, и наделил его двумя мистическими силами - способностью исцелять больных и мо­гуществом 'защищать преданных от иллюзии. Услышав о приходе Рамануджи в Шрй Рангам, сюда, с тем чтобы повидать его, пришло множество вайшнавов из близлежащих мест. Услышав его прекрас­ные объяснения вайшнавской философии, они были потрясены.

 

ОСВОБОЖДЕНИЕ ГОВИНДЫ

Вскоре после прихода в Шрй Рангам Рамануджа стал раз­мышлять о положении своего дорогого двоюродного брата Говинды, который несколько лет тому назад спас его от смертельного заговора Йадавапракаши. Он вспомнил чистосердечие и привязанность Говинды, а также его чуткость ко всем живым существам. При этих мыслях в сердце Рамануджи возникло желание привести Говинду к прибежищу лотосных стоп Господа Вишну.

Как мы уже знаем, с того самого рокового паломничества в Варанаси Говинда стал преданным последователем Господа Шивы и жил в священном месте Калахасти, которое было местом паломничества всех шиваитов. Дядя Рамануджи, Шайлапурна. ученик Йамуначарйи, жил теперь в Шрй Шайле, поблизости от Калахасти. Поэтому Йатираджа решил написать ему письмо, предложив тем или иным путем сделать Говинду преданным Господа Вишну. Получив это письмо, Шайлапурна пошел вместе со своими учениками в Калахасти и разбил лагерь неподалеку от здешнего озера.

Каждое утро Говинда приходил к озеру принять омовение и набрать цветов для поклонения. Однажды утром, придя сюда и найдя здесь почтенного ачарйу вайшнавов, сидевшего неподалеку и обсуждавшего со своими учениками священные писания, он был заинтригован. Желая услышать все, о чем он говорил, Говинда влез за цветами на растущее поблизости дерево патали, и чем больше слушал Говинда, как Шайлапурна говорит о преданности, тем сильнее привлекал его этот святой вайшнав.

Когда обсужденое было окончено и Говинда пошел принимать омовение, Шайлапурна крикнул ему вслед: «О святой человек, можно спросить, кому ты собираешься поднести сорванные цветы?» Когда тот ответил, что предложит их Господу Шиве, Шайлапурна продолжал: «Но как такие цветы, как эти, могут быть желанными для того, кто заслужил имя Вибхути-Бхущаны, осыпая себя пеплом материальных желаний, которые он сжег, зная, что они приводят к материальным страданиям. Господь Шива танцует в крематории, одержимый жаждой обрести милость Господа Нарайаны. Было бы правильнее предложить эти цветы Верховному Господу Вишну, который является вместилищем всех благоприятных качеств и который дал жизнь всей этой вселенной. Я удивлен, видя, что такой умный человек, как ты, собирает цветы для поклонения Господу Шиве».

«Уважаемый господин, - ответил Говинда, - я понимаю, что ваши слова в некотором смысле правильны, поскольку никакое подношение Господу никогда не является благодеянием для Верховной Личности, и без того обладающей всем. Что я могу сделать для великого Господа Шанкары, который так могуществен, что спас всю вселенную, выпив океан яда? И все же в таком подношении есть определенный смысл, потому что, совершая его, мы выражаем Господу свою преданность. Господь принимает преданность, а не сами наши скудные подношения».

«О махатма, - сказал Шайлапурна, - мне нравятся твои преданность и скромность. То, что ты сказал, верно. Что, кроме преданности, можем мы предложить той Личности, которая в обра­зе карлика-брахмана отняла все владения у могущественного Демонического царя? Эта полная преданность - высшая форма поклонения, и благодаря силе такой преданности Бали Махараджа смог пленить Господа Ваманадеву. Постарайся же понять как-нибудь сладость любовных отношений с Его преданными, которых ты лишаешь себя, отказавшись от поклонения Ему ради поклонения Господу Шиве».

«Но почему вы делаете различие между Вишну и Шивой? -сказал Говинда. - Разве не оба они являются аспектами одного Божества?» Когда Шайлапурна услышал это утверждение Говинды, он понял, что молодой человек был не только занят поклонением полубогу, но и попал под влияние философии имперсоналистов.

Каждое утро Говинда и Шайлапурна стали встречаться у озера и обмениваться речами в том же духе. Постепенно, по мере слушания чистой теистической философии от такого великого святого, каким был Шайлапурна, сердце Говинды стало меняться, и у него возникло желание принять прибежище лотосных стоп Господа Нарайаны. Однажды утром он упал перед Шайлапурной ниц и просил его об инициации. Так Говинда оставил поклонение Господу Шиве и встал на путь неуклонной преданности Всевышне­му Господу, Шрй Вишну.

Когда церемония посвящения была завершена, Шайлапурна велел Говинде отправиться в Шрй Рангам и поселиться со своим прославленным двоюродным братом Рамануджйчарйей. Однако преданность Говинды своему гуру была так велика, что он был не в состоянии переносить охватившее его чувство разлуки и вскоре вернулся в Шрй Шайлу, чтобы оказывать личное служение своему духовному учителю,

 

ИНИЦИАЦИЯ У ГОЩТХИПУРНЫ

Придя в Шрй Рангам, Рамануджа был счастлив стать учеником Махапурны; эти отношения смягчили боль, которую он испытывал после ухода Йамуначйрйи. Своим отношением к Махапурне он показывал всем ученикам пример того, как следует служить своему духовному учителю. Под опытным руководством Махапурны он возобновил изучение богооткровенных писаний. На Махапурну огромное впечатление произвели гениальность и вайшнавские качества его ученика, и он отдал в ученики Раманудже своего сы­на Пундарйкакшу.

Однажды вечером, когда они закончили свои намеченные на этот день занятия, Махапурна сказал Раманудже: «Недалеко отсюда есть процветающий город, Тируккотийур. Там живет великий ученый и преданный по имени Гощтхипурна, родом из страны Пандйи. Не будет преувеличением сказать, что нет в этой части страны другого такого вайшнава. Если ты хочешь полностью понять смысл и значение ведических мантр, то только он обладает достаточной квалификацией, чтобы обучить тебя. Я советую те­бе пойти в Тируккотийур не медля и получить мантру от Гощтхипурны».

Получив от своего гуру это указание, Рамануджа спустя несколько дней отправился в Тируккотийур, чтобы встретиться с Гоштхипурной. Разыскав этого знаменитого преданного, он пал перед ним ниц и просил его о благословении мантрой вайшнавов. Однако Гоштхипурна, который не очень охотно давал эту мантру, ответил: «Прийди сюда как-нибудь в другой день; я подумаю о твоей просьбе». Рамануджа был весьма удручен таким ответом и с тяжелым сердцем вернулся в Шрй Рангам.

Через несколько дней здесь должен был проходить большой фестиваль в честь Господа Ранганатхи, и Гоштхипурна пришел сюда, чтобы принять участие в поклонении. В это время один из жрецов храма, вдохновленный Господом Ранганатхой, сказал Гощтхипурне: «Ты должен дать мантру Моему преданному, Раманудже, который больше всех достоин того, чтобы получить ее».

Поняв, что Господь обращается к нему через Своего слугу, Гоштхипурна ответил: «Но мой Господь, разве не верно, что мантру можно дать только тому, кто полностью очистил свой ум аскезами? Как может мантра, которая неотлична от Тебя Самого, жить в уме того, кто не чист?»

На это жрец ответил: «Ты -не сознаешь чистоты этого преданного. Он способен освободить все человечество».

После этого случая Гощтхипурна глубоко задумался над этим вопросом, и все же ему никому больше не хотелось давать мантру. Через некоторое время Рамануджа снова обратился к нему, и опять Гоштхипурна отказал в его просьбе. Когда он отклонил просьбу Рамануджи 18 раз, у того появилось чувство, что сердце его, должно быть, очень загрязнено, и поэтому Гоштхи­пурна не оказывает ему милости. Рамануджа залился слезами отчаяния. Когда Гоштхипурне рассказали о состоянии Рамануджи, горе молодого человека тронуло его, и когда Рамануджа пришел к нему снова, он доброжелательно ответил ему: «Лишь Сам Гос­подь Вишну сознает величие этой мантры. Теперь я вижу, что ты достоин получить ее, потому что ты чист и тверд в преданнос­ти лотосным стопам Господа. Сейчас я не вижу никого, кроме тебя, кто был бы достоин поручить эту мантру, потому что тот, кто ее повторяет, в момент смерти обязательно попадет на Вайкунтху-

Эта мантра так чиста и сокровенна, что ее никогда не должны произносить уста того, у кого есть материальные желания. По­этому ты никому больше не должен открывать эту мантру».

Дав Раманудже такие наставления, Гоштхипурна посвятил его в чтение мантры, состоящей из восьми слогов. Рамануджа в экста­зе стал произносить эту великолепную вибрацию, и лицо его освети­лось духовным сиянием. Он считал себя самым счастливым из всех существ и вновь и вновь кланялся в ноги своему гуру.

 

РАСКРЫТИЕ СЕКРЕТНОЙ МАНТРЫ

Оставив Шри Гощтхипурну, Рамануджа в радостном настро­ении возвращался в Шрй Рангам. Но по дороге он стал думать о могуществе полученной им мантры. Эти размышления наполнили его сочувствием ко всем живым существам, страдающим в этом материальном мире. И тогда, подойдя к стенам храма Вищну в Тируккотийуре, он стал звать прохожих: «Пожалуйста, подойдите все к храму Господа Вищну, и я дам вам бесценное сокровище!»

Привлеченная чистым выражением его лица и необычными словами, за ним потянулась огромная толпа мужчин, женщин и детей. По городу распространился слух о приходе пророка, который может выполнить все желания человека. Вскоре возле храма собралась огромная толпа. При виде такого скопления людей серд­це Рамануджи защемило от радости. Он обнял двух шедших с ним учеников, Дашаратхи и Курешу, и взобрался на башню храма.

Громким голосом он обратился к собравшимся: «Вы все доро­же мне собственной жизни. Поэтому я страстно желаю освободить вас от всех невзгод и страданий, которые одолевают вас в этом бренном мире. Пожалуйста, повторяйте мантру, которую я полу­чил для вас. Делайте это, и вы обретете милость Господа».

Услыхав слова Рамануджи, людская толпа закричала: «Пожалуйста, скажи нам эту мантру. Пролей на нас благословения Господа!»

И тогда Рамануджа глубоким, звучным голосом выкрикнул мантру, которую только что получил от Гощтхипурны: ом намо нарайанайа. Толпа тут же подхватила ее, и люди все вместе восклицами ее сокровенные слова, и звуки их разносились, подобраскатам грома. Рамануджа дважды повторил мантру, и дважды она в ответ прокатилась по толпе.

Люди умолкли и смотрели друг на друга с чувством глубокого экстаза в сердцах. Казалось, в этот момент вся земля стала Вайкунтхой. Лица мужчин, женщин и детей озарились радостью, и казалось, что на земле исчезли все страдания. Те, кто прибежал к храму в надежде получить золото или драгоценные камни, забыли вдруг о своих мирских желаниях, чувствуя себя так, как если бы вместо осколков стекла им дали бриллианты.

Когда восторженная толпа рассеялась, мужчина и женщина подошли и распростерлись ниц перед Йатираджей, почитая за огромное счастье для себя получить благословение от этой великой души. Рамануджа спустился с башни и направился к резиденции Гощтхипурны, чтобы поклониться стопам своего гуру.

 

ГНЕВ ГОШТХИПУРНЫ

В это время Гощтхипурна пришел послушать подробности о том, что произошло возле храма, и был ужасно разгневан преда­тельством Рамануджи, обманувшего его доверие. Когда Рамануджа с двумя своими учениками приблизился к нему, старый ачарйа обратился к нему голосом, дрожащим от ярости: «Уйди с глаз моих, о нижайший из людей! Я совершил великий грех, доверив самую драгоценную жемчужину такой недостойной личности, как ты. Зачем ты снова пришел сюда, заставляя меня совершать грех, глядя в твое лицо? Ты наверняка обречен жить в аду бессчетное число жизней».

Без малейшего признака раскаяния, Рамануджа с величайшим Смирением ответил своему гуру: «Именно потому, что я готов страдать в аду, я посмел нарушить ваш наказ. Вы сказали мне, что любой, кто повторяет эту мантру, состоящую из восьми слогов, будет несомненно освобожден. Таким образом, согласно вашим словам, теперь стольким людям суждено обрести прибежище у лотосных стоп Господа Нарайаны. И так ли уж важно, что такой ничтожный человек, как я, отправится в ад, если это поможет многим другим обрести милость Господа Нарайаны».

Услышав эти слова, полностью раскрывшие глубину сострадания преданного, Гощтхипурна застыл от удивления. Весь его страшный гнев тут же пропал, будто его унес мощный ураган, и он с глубокой нежностью обнял Рамануджу. Все, кто явился свидетелем этого превращения, были преисполнены радости и удивления.

Затем Гощтхипурна. сложив ладони, обратился к Раманудже:»Дитя мое, я никогда не знал никого, кто был бы так же великодушен, как ты. С этого дня ты мой гуру, а я твой ученик. Ты, без сомнения, самый близкий спутник Господа, в то время как я - всего лишь обыкновенный человек. Мне ли постичь твое вели­чие? Пожалуйста, прости мне все мои оскорбления».

Рамануджа упал на колени и обнял стопы своего гуру. Со склоненной смиренно головой он сказал: «Вы мой вечный гуру. Эта совершенная мантра стала еще могущественней оттого, что слете­ла с ваших уст. Сегодня она сожгла дотла страдания стольких тысяч людей. Хотя я и совершил оскорбление, нарушив наказ моего гуру, я обрел вечное счастье, заключенный в ваши объятия, такие желанные даже для полубогов. Я молюсь о том, чтобы вы, приняв меня как сына и слугу, вечно дарили мне свою милость».

В высшей степени довольный скромностью и мягким обраще­нием Рамануджи, Гоштхипурна попросил его принять в ученики его сына, Саумйа-нарайану. Затем, с разрешения своего духовного учителя, Рамануджа вернулся в Шрй Рангам. Слава Йатираджи после этого случая разнеслась еще шире, и в течение нескольких недель местные жители, казалось, не могли говорить ни о чем другом, кроме как об этом великом преданном, который пришел, чтобы быть среди них. 

 

НАКАЗЫ КУРЕШЕ

Снова поселившись в Шрй Рангаме, Йатираджа начинает давать наставления принимающим у него прибежище ученикам, число которых все растет. Однажды его ученик Куреша обратился к нему с просьбой открыть полное значение главного стиха Бхагавад-гйты:

сарва-дхарман паритйаджа

мам экам шаранам враджа

ахам твам сарва-папебхйо

мокшайишйами ма шучах

«Оставь все виды религий и просто предайся Мне. Я избавлю тебя от всех греховных реакций. Не бойся».

Рамануджа ответил: «Человек, который отбрасывает все независимые желания и служит только своему гуру целый год. может полностью понять значение этого стиха, и никто иной это­го не может».

«Но жизнь столь непрочна, - сказал Куреша. - как знать, проживу ли я еще год? Пожалуйста, окажите мне свою милость и проясните в моем сердце значение этого стиха уже сейчас».

Подумав немного, Йатираджа ответил: «Если ты проживешь месяц, прося подаяние у каждой двери, не зная, где получишь пищу в следующий раз, ты начнешь понимать значение полной предан­ности. И тогда я раскрою тебе весь смысл этого знаменитого стиха».

В течение месяца Куреша жил так, как сказал его гуру. По. истечении месяца Йатираджа рассказал ему все о природе предан­ности Господу Крщне.

 

ПРОСЬБА ДАШАРАТХИ

Через некоторое время второй ученик Рамануджи, Дашаратхи, обратился к нему с тем же вопросом, что и Куреша. Ему Йатира­джа ответил: «Ты мой родственник, и поэтому я хочу, чтобы ты уяснил себе этот стих, послушав Гощтхипурну. Даже если ты совершишь какую-то ошибку, я могу быть склонен посмотреть на нее сквозь пальцы, поскольку ты член моей семьи. Долг гуру -устранить из сердца своего ученика все слабости. Поэтому лучше, чтобы ты принял наставления от Шрй Гощтхипурны». Дашаратхи славился своей ученостью и несколько кичился своими знаниями. Именно поэтому Рамануджа предложил ему обратиться к Гощтхипурне.

Послушавшись своего гуру, Дашаратхи отправился в Тируккотийур, чтобы пожить там, и шесть месяцев провел, сидя у ног Махатмы Гощтхипурны. Однако даже когда это время подошло к концу, ачарйа все же не объяснил ему значение этого возвышен­ного стиха, поведанного Господом Крщной.

Наконец, сжалившись над молодым человеком, Гоштхипурна сказал Дашаратхи: «Ты, конечно, блестящий ученый, и я это прекрасно знаю. Однако ты должен понять, что образование, богатство и аристократическое происхождение могут стать причи­ной того, что в сердце легкомысленного человека зародится гор­дыня. Достойного же человека большая ученость делает сдержан­ным и помогает ему развить не пороки, а хорошие качества. Теперь, когда ты понял эти наставления, вернись к своему гуру, и он Раскроет тебе, как ты этого желаешь, смысл этого стиха».

 

СМИРЕНИЕ ДАШАРАТХИ

Дашаратхи вернулся в Шрй Рангам и доложил Раманудже обо всем, что произошло в Тируккотийуре. В это время пришла Аттулаи, дочь Махапурны, явно чем-то расстроенная. Когда Йатираджа спросил о причине ее горя, она ответила: «Дорогой брат, меня послал к вам мой отец. Я живу в доме своего свекра и каждый день, утром и вечером, должна приносить ему воду из озера, которое находится в двух милях от дома. Дорога там глухая, труднопроходимая, и меня стали одолевать страх и физическая усталость. Когда я сказала о своих трудностях свекрови, она, вместо того чтобы посочувствовать мне, рассердившись, сказала: «Почему бы тебе не привести повара из дома твоего отца?» Расстроенная таким отношением, я вернулась в дом своего отца, а он послал меня к вам, чтобы вы помогли мне решить эту проблему».

На эту просьбу Рамануджа сразу ответил: «Дорогая сестра, не беспокойся. У меня здесь есть один брахман, которого я и пошлю к вам. Он займется этой работой и будет носить из озера воду и готовить пищу».

При этом он взглянул на Дашаратхи, великого ученого. Хотя такому известному пандиту, как он, не подобало бы заниматься работой на кухне, Дашаратхи понял желание своего гуру и охотно пошел за Аттулаи в дом ее свекра. Здесь он стал старательно и преданно выполнять всю работу по кухне. Так прошли шесть месяцев.

Однажды в деревню пришел вайшнав и стал объяснять собравшимся людям один стих. Дашаратхи был в толпе и, когда услыхал, что объяснение говорящего носит оттенок ложной концепции имперсонализма. не мог удержаться, чтобы не указать на его ошибки. Тогда человек, охваченный гневом, закричал: «Замолчи, глупец! Знай сверчок свой шесток! Где это видано, чтобы повар объяснял священные писания? Убирайся к себе на кухню и показывай свои таланты там».

Не проявляя в ответ на эти грубые слова ни малейшего признака раздражения. Дашаратхи спокойно стал объяснять этот стих. Его объяснения, основанные на многих священных писаниях были построены так совершенно, что каждый, кто слушал его речь был пленен. Даже сам оратор просил у него прошения, коснувшись его стоп и спросив: «Почему такой искренний преданный и такой большой ученый, как вы, занят простой работой на кухне?»

На это Дашаратхи ответил, что делает это просто по приказу своего гуру, которому предан всей душой. Когда люди узнали, что это был Дашаратхи, известный преданный-ученый, они отпра­вились в Шрй Рангам. Обратившись со своей петицией к Раманудже, они сказали: «О махатма, было бы лучше, если бы ваш достойный ученик не работал больше на кухне. В его сердце нет и следа гордыни, и это, безусловно, возвышенный парамахамса. Пожалуйс­та, распорядитесь так, чтобы мы могли с великим почетом снова привести его к вашим стопам».

Йатираджа, слыша, как говорят эти люди о его ученике, был так доволен, что вернулся вместе с ними. Когда они встретились, Рамануджа обнял Дашаратхи и благословил его. Посте возвращения в Шрй Рангам он объяснил ему полный смысл заключительного указания Господа Кищны Арджуне в Бхагааад-гйте, которое показывает, насколько важно, чтобы преданный полностью дове­рился Личности Господа. Поскольку Дашаратхи исполнил желание своего гуру, велевшего ему служить преданным, с этого дня его ста­ли называть Ваищнава дасом.

 

ОБУЧЕНИЕ У МАЛАДХАРЫ

Затем, по просьбе Махапурны, Рамануджа занялся изучением священных писаний преданных южной Индии, на этот раз под руководством Вараранги. Когда эти исследования были закончены, Гоштхипурна привел к нему другого преданного и сказал: «Эта великая душа, Шрй Маладхара, пришел из города Шрймадхуры, расположенного на землях Пандйев, где он родился. Он большой ученый и один из лучших учеников Йамуначарйи. Он в совершенс­тве знает Сатхари-сукту, тысячу песней, составленных великим преданным Сатхари. Выучи их с его помощью, и Господь Нарайана наверняка благостовит тебя».

Следуя наказу своего гуру, Рамануджа у стоп Маладхары принялся учить их. Но однажды его учитель дал одному стиху объяснение, которое показалось Раманудже неправильным, поскольку искажало его смысл. Оскорбленный дерзостью своего ученика. Маладхара тут же оставил Шрй Рангам и вернулся домой.

Когда Гоштхипурна услыхал о том. что произошло, он пошел к своему брату и спросил: «Постиг ли Рамануджа полностью смысл тыячи песней?» В ответ Маладхара объяснил ему все происшедшее в Шрй Рангаме.

«Мой дорогой брат, - сказал Гоштхипурна, - не суди о нем как об обыкновенном человеке. Никто из нас не понимает сокровенных мыслей и желаний Йамуначарйи так, как он. Поэтому, когда он дает какие-то объяснения этим стихам, ты должен слушать его так, как если бы это говорил сам твой возлюбленный гуру Алабандара».

Вняв совету Гоштхипурны, Маладхара вернулся в Шрй Рангам и продолжил обучение Рамануджи. Несколько дней спустя Рамануджа предложил некоторые объяснения стиха, которые отличались от объяснений учителя, но на этот раз, вместо того чтобы оскорбить­ся, Маладхара выслушал его с большим вниманием. Слушая, как объясняет этот стих Рамануджа, Маладхара был поражен глубоким и вдохновенным пониманием философии вайшнавов у этого моло­дого санньяси. С чувством огромного уважения он обошел вокруг Рамануджи и затем привел к нему в ученики своего сына.

 

ИЗУЧЕНИЕ НАУКИ ДХАРМЫ

Закончив изучение Сатхари-сукты, Рамануджа хотел поучиться науке дхармы у сына Йамуначарйи, Шрй Вараранга Вараранга каждый день приходил к Господу Ранганатхе и своим* прекрасным голосом пел Ему бхаджаны. Иногда он в экстазе танцевал, а когда уставал, Рамануджа приносил ему облегчение, массажируя его ноги и натирая его тело пудрой куркумы. Каждый вечер он готовил для него конденсированное молоко и подносил ей Вараранге, как нижайший слуга.

Так продолжалось шесть месяцев, а затем Вараранга сказал Раманудже: «Я знаю о твоем желании изучать дхарму, а посколку я очень доволен тем служением, которое ты мне оказывал, я объясню ее тебе настолько, насколько это позволяет мой ралу* Полное понимание дхармы открывается тому, кто осознает значвние следующего стиха:

гурур эва парам брахма

гурур эва парам-дхаиам гурур эва парах камо

гурур эва парийанам

«Человек, который видит в своем духовном учителе олицетворение Самого Господа и который всецело служит ему не имея других желаний, - так, как ты служил мне, - является величайшим знатоком дхармы. Это предел моего понимания».

Рамануджа был очень доволен, получив от своего учителя это указание, и пал ниц к его стопам, выражая свое "почтение. У Шрй Вараранги не было детей, но у него был младший брат по имени Чхотанамби, который был очень дорог ему. Теперь он привел этого молодого человека, чтобы тот стал учеником Рамануджи.

Таким образом, Рамануджу наставляли пятеро самых близких учеников Йамуначарйи: Канчйпурна, Махапурна. Гоцггхйпурна, Маладхара и Вараранга, в каждом из которых воплотились различ­ные аспекты великого ачарйи. Сейчас казалось, что Алабандара сам вновь пришел на землю в форме чистого преданного, Шрй Раману­джи. Когда Йатираджа говорил, объясняя философию вайшнавов, его прекрасные объяснения поражали всех. Когда он рассказывал о славе Господа, несчастья и материальные желания тех, кто его слушал, сразу отступали далеко-далеко.

 

ВЕЛИКИЙ ПРЕДАННЫЙ ТИРУМАНГАИ

Из всех храмов Индии храм Господа Ранганатхи, расположен­ный на острове, лежащем на реке Каверй, безусловно, самый большой. Очень интересна история возведения этого храма.

Примерно за триста лет до рождения Рамануджачарйи, кото­рое произошло в 1017 г.н.э., жил в Индии преданный по имени Тирумангаи. Сердце его было всегда исполнено преданности Госпо­ду Вишну, и в этом духе чистой любви он создавал прекрасные поэтические молитвы.

Со времен своей молодости он привык странствовать по стра­не, посещая разные святые места паломничества. Во время этих странствий его возвышенный характер привлек к нему четырех великих мистиков, и они стали его учениками. У каждого из этих учеников были какие-то особые способности, выделяющие его из числа обыкновенных людей.

Первого ученика звали Тола Вазхаккан. и он славился своей способностью одерживать победу в дебатах над любым оппонентом. Второго ученика звали Талудуван, и он мог открыть без ключа любой замок. Третий и четвертый ученики обладали совершенно необычными талантами. Третий, Низхалаи Митхиппан. мог заставить любого человека остановиться и замолчать, просто наступив на его тень, в то время как четвертый, Нирмал Надаппан, развил лагхима сиддхи, дающую возможность ходить по воде.

 

ВИЗИТ ТИРУМАНГАИ В ШРЙ РАНГАМ

Обойдя множество святых мест паломничества, Тирумангаи наконец пришел в храм Господа Ранганатхи. Изначально Божество Ранганатхи было установлено Вибхйщаной, братом Раваны, но во времена Тирумангаи храм совсем обветшал, и в нем было полно летучих мышей. Раз в день жрец приходил сюда, чтобы предложить Божеству несколько цветков и немного воды, и спешил удалиться в страхе перед дикими животными, обитавшими в близлежащем лесу.

Когда Тирумангаи увидел такое прискорбное положение дел, у него возникло желание построить прекрасный, богатый храм Господа Ранганатхи. Однако у него не было ни гроша; не было их и у его учеников. Посоветовавшись, они решили обратиться ко всем богатым людям с просьбой дать денег на постройку храма. К сожалению, под влиянием вступившей в силу Кали-юги, никто из этих богачей не пожелал дать даже самой мелкой монеты, а нередко они еше и поносили преданных, называя их грабителями и ворами.

 

ОСТАЕТСЯ ОДНО -- ГРАБИТЬ

Тирумангаи, который был смиренным преданным, огорчило такое отношение, но мысль о том, что никто не заботится о Верховном Господе в этом лесу, полном шакалов и геен, причиняла ему сильную боль. В конце концов он не мог больше выносить такого положения и воскликнул, обращаясь к четырем своим ученикам: «Мы потратили достаточно времени, пытаясь убедить этих негодяев, что они должны служить Господу. Они навсегда останутся веролом­ными атеистами. Что же лучше - просить милостыню у этих олухов, в то время как Господь Ранганатха остается в таком плачевном положении, или посрамить их, построив для Господа такой вели­чественный храм, который заставит их поклониться Его стопам?

Ученики ответили: «Наш долг - служить Богу, а не быть слугами этих мошенников».

«Тогда приготовьтесь, - продолжал Тирумангаи, - потому что с этого дня мы позаботимся о том, чтобы богатство этих скупцов пошло на постройку храма. Эти богатые землевладельцы, жестокие от рождения, прожили жизнь, обирая занятых тяжким трудом бедняков, даже не кормя их досыта. А теперь мы оберем этих негодяев и используем их деньги на то, чтобы построить храм и накормить бедняков».

Четверо учеников с готовностью согласились с этим предло­жением, и каждый из них, в свою очередь, ответил: Тола Вазхаккан сказал: «Никто не может победить меня в споре. Таким образом, пока я буду занимать дебатами нескольких богачей и их приспеш­ников, они забудут обо всем на свете, и вы без труда сможете унес­ти их сокровища». Тудулаван сказал: «Я могу открыть без ключа любой замок. Таким образом для нас не останется запертым ни один сундук». Низхалан Митхиппан сказал: «Каждый, чьей тени коснется моя нога, утратит силу и станет неподвижен. Так мы лег­ко сможем останавливать на дороге богатых путешественников». Нирмал Надаппан сказал: «Большие дома богатых землевладель­цев, окруженные рвами с водой, всегда открыты для меня, потому что я свободно хожу по воде. Поэтому с нынешнего дня все сокровища царей - ваши».

 

СТРОИТЕЛЬСТВО ХРАМА РАНГАНАТХИ

С помощью четырех своих учеников Тирумангаи вскоре стал главарем шайки разбойников. Все вместе они накопили огромные богатства, которые хранили в потайном месте на острове Господа Ранганатхи. За большие деньги Тирумангаи привел в страну лучших архитекторов, поручив им планировку огромного храма для Господа, и в благоприятный момент они заложили краеугольный камень.

Внутренний зал храма, окруженный первым кольцом стен и увенчанный высокой башней, был закончен за два года. Тысячи строителей были заняты в этом строительстве, и все же понадоби­лось четыре года, чтобы закончить следующее кольцо стен и помещений; шесть лет ушло на второе, восемь лет - на третье, де­сять - на четвертое, двенадцать - на пятое и восемнадцать лет -на шестое. В общей сложности строительство храма заняло шестьде­сят лет, и к этому времени Тируваранге было уже более восьмиде­сяти.

Когда строительство внутренних помещений было окончено, Царь, убедившись в том, что это истинный преданный, сам начал посылать Тирумангаи деньги. Более того, сейчас Тирумангаи был главарем шайки разбойников, насчитывавшей более тысячи граби­телей, и другие богатые землевладельцы добровольно отдавали деньги на строительство, опасаясь, что иначе все их богатства будут разграблены. Несмотря на все это, сам Тирумангаи жил очень простой жизнью преданного, принимая только один раз в день прасадам, который готовил собственными руками из продуктов, полученных как подаяние. Он добился также того, что люди в этом районе не страдали от голода, и лишь богачи жили в страхе перед святым Тирумангаи.

 

ГНЕВ РАЗБОЙНИКОВ

Теперь, когда были закончены семь стен храма, Тирумангаи щедро наградил архитекторов. После расчета с ними от сокровищ не осталось ни гроша. В это время толпа разбойников, которые были его сообщниками, пришли к нему, требуя своей доли награбленных ими богатств. Тирумангаи поразмыслил немного над требованиями разбойников и, не зная, как с ними расплатиться, решил посове­товаться в укромном месте со своим учеником Нирмал Надаппаном.

В это время разбойники, уверенные в том, что Тирумангаи обманул их, истратив все деньги на строительство храма, сговори­лись убить своего главаря. Однако как раз в тот момент, когда они собирались привести в исполнение свои планы, среди них появился Нирмал Надаппан, который сказал: «Мои дорогие братья, на северном берегу Каверй есть место, где спрятаны огромные богатс­тва, принадлежащие нашему хозяину. Смотрите, вот лодка; я отвезу вас туда, где спрятаны эти сокровища, и мы разделим их между собой».

Обрадованные разбойники согласились с его предложением и взобрались на борт огромной ладьи, на которой перевозились каменные блоки для храма. Был сезон дождей, муссоны подняли воду в реке, мощный поток которой разлился шире чем на милю. День подходил к концу, и темные тучи стали заслонять свет садившегося солнца. Стоя на острове Шри Рангам, Тирумангаи и три других его ученика едва могли различить очертания большой ладьи, медленно продвигавшейся к далекому берегу.

Внезапно рев воды и вой ветра перекрыли страшные крики отчаяния, несущиеся, казалось, из самой Каверй. Затем наступила тишина, и лодки уже не было видно. В грохочущих водах Кавери больше не было видно ничего.

Спустя некоторое время человек, уверенно ступавший по во­де, приблизился к Тирумангаи и склонился к его ногам. Это был не кто иной, как Нирмал Наддапан, его четвертый ученик. Тирумангаи поднял его со словами: «Не казнись так из-за этих людей. После того как они оказали Господу Ранганатхе такое служение. Он наверняка позаботится о них. Разве не лучше для них оставить в этот час мир, чем продолжать жить разбойниками? Цель нашей разбойничьей жизни достигнута, так давайте же проведем остав­шиеся нам дни жизни в служении Господу Ранганатхе.

Так Тирумангаи и четверо его учеников погрузились в служение Божеству Ранганатхи. Прошло немного лет и они ушли из этого мира, вернувшись к прибежищу лотосных стоп Господа Вишну.

 

ГЛАВНЫЙ ЖРЕЦ ХРАМА

Так был построен храм Господа Ранганатхи, самый большой храм в Индии. Во времена Рамануджи, однако, главный жрец храма отнюдь не был преданным или благочестивым человеком. Он пользовался своим положением для того, чтобы извлекать из него личную выгоду, и был готов убрать любого, кто становился на его пути. Рамануджачарйа теперь доказал, что именно он является сейчас таким препятствием.

Главный жрец видел, что люди с почтением поклонялись Иатирадже и что его собственное положение теперь уже не столь высоко. Этот завистливый человек не мог выносить пренебрежи­тельного отношения к своему собственному положению и сразу стал искать средства избавиться от этого опасного соперника. Придумав план, он пошел однажды к Рамануджс с предложением принять пожертвования в его доме, а затем быстро вернулся домой и сказал своей жене: «Сегодня я пригласил Рамануджу принять здесь пожертвования. Теперь мы сможем избавиться от этого негодяя раз и навсегда. Ты знаешь, где можно найти яд. Нужны ли дальнейшие объяснения?»

Жена жреца была женщиной тех же взглядов, что и ее муж, и охотно согласилась с его предложением. Главный жрец вернулся в храм, а в полдень Йатираджа, как его и приглашали, пришел в дом за

пожертвованиями. Жена жреца приняла его с большими почестями, омыв ему ноги и предложив удобное место. Но когда эта женщина, славившаяся своим черствым сердцем, увидала трансцендентный облик великого преданного, с его чистым, бесхитрост­ным выражением лица, ее охватило чувство сострадания.

Поднося ему отравленное блюдо, она не смогла удержаться и, роняя слезы, сказала Раманудже: «Дитя мое, если ты хочешь спастись, пойди куда-нибудь в другое место. Если ты примешь эту пищу, ты умрешь».

Йатираджа слушал ее потрясенный и некоторое время молча размышлял, чем же он мог вызвать такую ненависть жреца. Наконец он поднялся и, выйдя из дома, медленно направился к Каверй. Увидав на берегу Гощтхипурну, он подбежал к нему и упал к его ногам. Гоштхипурна поднял его и спросил, что причинило ему такое горе.

Рамануджа рассказал ему все и спросил своего духовного учителя: «Мне так тяжело думать о состоянии его ума. Как освободить его от такого великого греха?» «Дитя мое, - ответил Гоштхипурна, - раз ты хочешь, чтобы Господь был милостив к этой грешной душе, тебе нечего за него бояться. Очень скоро он откажется от своих греховных помыслов и станет праведным человеком».

Оставив своего гуру, Рамануджа вернулся в ашрам, где нашел брахмана, ожидавшего его с разнообразными видами прасада. Он взял немного, а остальное роздал своим ученикам, ничего не сказав им о том, что произошло с ним в доме главного жреца. Сидя в одиночестве, он продолжал размышлять о том, как изменить гре­ховную натуру жреца.

Тем временем верховный жрец вернулся в свою резиденцию и обнаружил, что его заговор не удался. Он был страшно зол, но, зная, что женское сердце мягко по своей природе, простил жену и тут же стал строить новый план, как устранить своего мнимого соперника.

Каждый день Йатираджа приходил в храм повидать Господа Ранганатху. В этот вечер, когда он стоял перед Господом, верхов­ный жрец подошел к нему, предлагая чаранамрту. Рамануджа при­нял глоток чаранамрты с благодарностью, хотя знал, что в нее подмешан яд. Затем он вознес Господу Райганатхе молитву: «О океан милости, как велика Твоя любовь к Своему преданному. Я недостоин принять такой нектар от Твоих лотосных стоп. Твоя милость беспричинна и безгранична».

Окончив молитву, Рамануджа вышел из храма; тело его трепетало от экстаза. Видя эти эмоции, главный жрец решил, что это результат действия яда, и был очень доволен. Он был уверен. что на следующее утро увидит дым погребального костра Йатираджи, потому что положил в чаранамрту достаточно яда, чтобы убить десять человек.

 

РАСКАЯНИЕ ЖРЕЦА

Однако его ждало разочарование. На следующее утро, когда он, как обычно, пошел в храм, ои услыхал множество голосов, радостно воспевающих хвалу Раманудже. Жрец поспешил к месту, из которого раздавались эти звуки, и увидел, что все обитатели Шрй Рангама поют и танцуют вокруг Йатираджи, бросая к его ногам цветы. Сам ачарйа сидел в трансе экстаза, и ум его был сосредото­чен на Верховной Личности Господа. Его чистые черты сияли более чем когда-либо, и слезы восторга лились из его глаз. Это зрелище смягчило даже твердокаменное сердце вероломного жреца.

Главный жрец мгновенно осознал преступность своей зависти к этому великому махатме и бросился через толпу к нему. Горько плача, он с мольбой упал к ногам Рамануджи: «Ты сошел в этот мир. чтобы исполнить желания Господа Вишну, уничтожив грехов­ных людей, подобных мне. Не медли же, мой господин. Отправь меня в обитель Йамараджи сразу. Я не достоин коснуться твоих стоп, так накажи меня, пожалуйста, за все мои грехи. Только тог­да я получу облегчение от их реакций. Не медли же дольше! Брось меня сразу под ноги слона или в пылающий костер. Я не стою то­го, чтобы жить еще хотя бы мгновение».

С этими словами жрец стал биться головой о землю с такой силой, что она пропиталась в этом месте кровью. Стоявшие вокруг него люди пытались удержать его, но он был так возбужден, что стал бить себя в грудь, пока все его тело не покрылось кровью. Тогда Йатираджа, очнувшись, успокоил жреца, положив ему на голову руку со словами: «Не делай таких страшных вещей. Господь Ранганатха, конечно же, прощает все твои грехи».

«Как можешь ты с такой добротой смотреть на такого отвратительного человека, как я? - воскликнул жрец. - О спаситель падших, люди будут прославлять твое имя во все грядущие времена».

Рамануджа благословил главного жреца, одарив его всей сво­ей милостью. С этого дня жрец стал совсем другим человеком. Он полностью избавился от загрязнявшей его сердце зависти и стал смиренным слугой Господа, всецело преданным своему спасителю и гуру, Раманудже.

 

ДЕБАТЫ С ЙАДЖНАМУРТИ

В те времена жил здесь великий ученый пандит по имени Йаджнамурти, который благодаря своей учености и острому уму стал непобедимым в дебатах. Родился он в южной Индии, однако скитался по всем северным районам страны, не находя себе достойного соперника, способного опровергнуть его аргументы. Возвращаясь в южную Индию, он услышал о знаменитом Рамануджачарйе, признанном вайшнаве, искусно опровергавшем имперсоналистскую философию. И он, взяв повозку, нагруженную книгами, которые всегда возил с собой, поспешил в Шрй Рангам.

Представ перед Рамануджей, Йаджнамурти тут же вызвал его на дебаты. Йатираджа лишь улыбнулся в ответ, сказав: «О махатма, чего стоят эти умственные пререкания? Я приму пораже­ние от вас, потому что вы ученый, которому нет равного. Победа сопутствует вам повсюду».

«Если вы признаете свое поражение, - возразил Йаджнамурти. - то вы должны признать безупречную доктрину монизма и навсег­да отказаться от ложных идей вайшнавов».

Конечно же, именно этого Рамануджа никогда не смог бы признать, и он возразил: «Это такие майавадй, как вы, полны иллюзий. По утверждению таких выдумщиков, все аргументы и доводы ума являются просто аспектами майи; каким же тогда образом свободна от иллюзии ваша собственная доктрина?»

«Все существующее во времени и пространстве - иллюзия, -сказал Йаджнамурти, - и то и другое следует превзойти, прежде чем будет достигнута абсолютная истина. Вы принимаете за истину форму Бога, но в действительности все формы есть не что иное, как иллюзия».

Так начались эти великие дебаты, продолжавшиеся семнад­цать дней, в течение которых ни один из двух ученых, казалось, не мог одержать полную победу над другим. Когда по истечении этих семнадцати дней Йатираджа все еще не нашел возможности опровергнуть все разумные аргументы своего оппонента и утвер­дить превосходство Господа Вишну, он был искренне огорчен.

Вернувшись в этот вечер в ашрам, он подошел к Божеству и, встав перед ним. начал молиться со сложенными ладонями: «О Господь, истина, которая открыта во всех священных писаниях стала покрываться тучей аргументов мййавады. Искусно жонгли­руя словами, эти имперсоналисты выдвигают аргументы, которые вводят в заблуждение даже великих махатм. О Всевышний, как долго будешь Ты позволять уводить Твоих детей из-под укрытия Твоих лотосных стоп?»

Окончив свою молитву, Рамануджа залился слезами. В эту ночь Господь явился ему во сне и сказал: «Не тревожься. Вскоре ты откроешь миру всю славу преданного служения».

 

ОБРАЩЕНИЕ ЙАДЖНАМУРТИ

Проснувшись на следующее утро и вспомнив указания Госпо­да, данные ему во сне, Йатираджа ощутил огромную радость. Закончив все свои утренние дела, он направился к монастырю, в котором остановился Йаджнамурти. Видя блаженное сияние лица Рамануджи, имперсоналист был весьма поражен, подумав: «Вчера Рамануджа вернулся в свой ашрам совершенно расстроенным и был на грани поражения. Но сегодня он возвращается, подобный одному из полубогов. Я вижу, что он озарен божественным вдохновением, и поэтому спорить с ним дальше бесполезно. Этот человек действи­тельно достиг полного совершенства. Гнев и гордыня никогда не коснутся его, и лицо его сияет трансцендентной красотой, Я должен искупить свои грехи, став его учеником, и так разрушить в корне всю свою ложную гордыню».

Приняв это решение, Йаджнамурти почтительно склонился перед Рамануджей в знак почтения к нему, и тогда Рамануджа сказал: «О Йаджнамурти, столь великому человеку, как вы, не подобает такое поведение. Почему бы нам не продолжить дебаты?» «О великая душа, - ответил ученый, - я уже не тот спорщик, который столько дней подряд пытался одолеть вас искусными аргу­ментами. Я не стану больше спорить с таким чистым преданным, как вы. Я стою перед вами не как соперник, а как ваш вечный слуга. Прошу вас, заполните мое темное сердце светом своей чистоты. Рамануджа не удивился происшедшей с Йаджнамурти перемене, поскольку ясно помнил слова, сказанные ему Шрй Дева-раджей, установленным в ашраме Божеством. Он понимал, что только по милости Господа этот гордый пандит обрел сокровище смирения. И тогда Рамануджа мягко сказал ученому: «Да славится вовек имя Шрй Девараджи, потому что Его милость способна растопить даже камни. Ни один человек не может отказаться от гордости своей ученостью, но по Его милости это становится возможным. Вы необычайно удачливы».

«Раз я получил возможность встретить такого чистого пре­данного, как вы, значит, я поистине счастливец, - сказал Йаджнамур­ти. - А теперь дайте мне, пожалуйста, свои наставления. Научите меня, как стать преданным Господа».

Приняв капитуляцию знаменитого пандита, Йатираджа сразу приготовился к посвящению его в сампрадайу ваищнавов. Йадж­намурти украсил свое тело тилакой, а затем принял символы Господа Вишну: раковину, диск, булаву и лотос. Поскольку Йадж­намурти был освобожден по милости Шрй Девараджи, Рамануджа дал ему имя Девараджа-муни и сказал: «Теперь, когда твоя ученость очищена от гордыни, она может дать свет миру. Ты дол­жен писать книги, совершенным образом объясняющие поведение и философию ваищнавов». Исполняя наказ своего гуру, Девараджа-муни позднее написал два великолепных религиозных произве­дения - Джнана-сару и Прамейа-сару.

 

СКРОМНОСТЬ ДЕВАРАДЖИ-МУНИ

Несколько дней спустя четыре умных, преданных молодых человека обратились к Раманудже с просьбой об инициации. Выслушав их просьбу, Рамануджа, поразмыслив немного, сказал: «Ступайте к Деварадже-муни и станьте его учениками. Он не только великий пандит, но и самый достойный преданный Госпо­да Нарайаны».

Приняв это указание с большим почтением, четверо молодых людей в должное время стали учениками Девараджи-муни. Однако этот столь заносчивый прежде ученый отнюдь не был обрадован, оказавшись в таком положении, когда должен был принимать поклонение и почитание от учеников. «Какое это беспокойство для меня, - подумал он. Мне самому нужно приложить немало усилий, чтобы избавиться от тщеславия, а теперь я вынужден стать гуру и слушать, как мне возносят хвалу». В смущении он подошел к Раманудже и смиренно сказал: «О учитель, я ваш покорный слуга. Почему же вы обходитесь со мной так жестоко? Благодаря вашей милости я стараюсь изжить в себе демона ложной гордыни, так зачем же вы снова бросаете меня в объятия тщеславия, приказывая стать гуру. Я еще не настолько отрешился, чтобы занять такое положение; позвольте же мне. пожалуйста, остаться здесь в роли вашего нижайшего слуги. Для меня это положение было бы высшим совершенством».

Чрезвычайно довольный словами своего ученика, Йатираджа обнял Девараджу-муни и сердечно сказал: «Я устроил все это прос­то для того, чтобы проверить, действительно ли ты преодолел свою гордыню. Теперь, когда ты выдержал этот экзамен, ты останешься здесь со мной и Господом Девараджей». Получив от своего -гуру такой приказ, Девараджа-муни был очень доволен. Оставшиеся годы своей жизни он провел в преданном служении лотосным стопам своего духовного учителя и Господа Дсвараджи.

 

НАСТАВЛЕНИЯ УЧЕНИКАМ

Теперь, приняв большое число учеников, Рамануджачарйа начал давать им надлежащие указания по священным писаниям вайшнавов. Сначала он изучил с ними Сахасру-гити, тысячу гимнов, восхваляющих Господа Вишну, которые сложил Наммалвар, знаменитый преданный из южной Индии. Ученики, словно завороженные, слушали, как удивительно Йатираджа объяснял эти стихи, раскрывая перед ними величие Господа Вишну.

Однажды они подошли к стиху, описывающему святую дхаму Шрй Шайлу, известную также как Тирупати: «Эта Шрй Шайла подобна Вайкунтхе на земле. Тот, кто проводит свою жизнь в этом святом месте, практически живет на Вайкунтхе и в конце своей жизни достигнет лотосных стоп Господа Нарайаны».

Прочтя этот стих, Рамануджа спросил своих учеников: «Кто из вас желал бы пойти в Шрй Шайлу, чтобы разбить там цветник и служить Господу Шрйнивасе в этом месте до конца своей жизни?»

Анантачарйа, очень тихий ученик, ответил: «О учитель, если вы позволите мне, я пойду к этой священной горе и там достигну милости Господа».

«Ты поистине благословен, - сказал Йатираджа, - и благодаря своей преданности освободишь четырнадцать поколений своих предков. Я считаю, что мне очень повезло, если у меня есть такой ученик, как ты». Поклонившись в ноги своему гуру, Анантачарйа отправился в Тирупати.

 

 

 

 

ГЛАВА ТРЕТЬЯ, САННЬЯСА ГЛАВА ПЯТАЯ, СТРАНСТВИЯ И ПРОПОВЕДНИЧЕСТВО
Главная | О проекте | Видео | Студия танца и музыки «Куджана» | Авторское фото | Религия Философия Культура | Библиотека | Заметки Блоги Ссылки | Индийский блокнот | Контакты | Обновления | Поиск по сайту