ГЛАВА ВТОРАЯ, УЧЕНИЧЕСКИЕ ГОДЫ РАМАНУДЖИ ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ, АЧАРЙА В ШРИ РАНГАМЕ

ГЛАВА ТРЕТЬЯ, САННЬЯСА

Примерно за шесть месяцев до ухода Йамуначарйи, мать Рамануджи, Кантидевй, оставила этот мир. Теперь хозяйкой дома была Ракшакамбал, жена Рамануджи. Она была очень красива, как апсара, предана своему мужу и очень строга в чистоте и точности соблюдения ритуалов. К несчастью, она была не способна проникнуться чистой любовью своего мужа к Богу и была больше привязана к внешней стороне религиозных ритуалов. Видя, что после возвращения из Шрй Рангама ее муж все больше и больше проникается духом преданности, она почувствовала себя несчастной, хотя и старалась скрывать свои чувства.

Теперь Рамануджа большую часть своего времени проводил в общества Канчйпурны. Обычно Рамануджа был сдержан, но в душе все еще горевал от разлуки с Йамуначарйей. Понимая его мысли, Канчйпурна однажды сказал ему: «Вы не должны так глубоко переживать. Оставайтесь просто сосредоточенным на своей преданности Господу Варадарадже и продолжайте служить ему всеми возможными средствами. Алабандара теперь вернулся в обитель Нарайаны, и ваш долг - выполнить данные ему обещания».

Слушая эти наставления, Рамануджа поклонился Канчйпурне и сказал: «Позвольте мне стать вашим учеником. Пожалуйста, позвольте мне принять прибежище у ваших лотосных стоп».

Канчйпурна поднял Рамануджу со словами: «Вы брахман, а я шудра. Как я могу инициировать и принимать почитание от того, кто является моим господином? Вы должны просто довериться Богу, и раньше или позже Он, конечно же, пошлет вам того, кто будет подобающим для вас гуру».

Сказав это, Канчйпурна отправился поклоняться Господу Варадарадже. Рамануджа подумал: «Он отказывается принять меня в ученики, потому что видит, что в сердце у меня нет чувства преданности. Как может происхождение или кастовое положение

повлиять на личность, которая является близким спутником Господа Варадараджи? Одним своим милостивым взглядом Канчйпурна может возвысить до уровня брахмана даже собакоеда. Значит, если я смогу хотя бы раз вкусить остатки его пищи, это будет для меня безграничным благом».

 

ОПЛОШНОСТЬ РАКШАКАМБАЛ

В тот же день, чуть позднее, Рамануджа пошел просить Канчйпурну пообедать на следующий день в его доме. В конце концов Канчйпурна согласился: «Завтра я избавлюсь от модусов природы, приняв пищу в доме чистого преданного».

На следующее утро Рамануджа сказал своей жене, Ракщакамбал, чтобы она приготовила самые лучшие блюда, чтобы почтить высокого гостя, Шрй Канчйпурну. Она тут же принялась готовить, и к полудню приготовила множество разных яств. Увидев это, Рамануджа остался очень доволен и пошел в ашрам Канчйпурны, чтобы привести и накормить его прасадом.

Канчйпурна догадался о намерениях Рамануджи и пошел к дому друга другой дорогой. Придя, он сказал Ракщакамбал: «Мать, сегодня мне надо поскорее пойти в храм. Пожалуйста, подайте мне быстренько то, что у вас есть, потому что я могу задержаться только на несколько минут».

«Мой муж пошел за вами, - ответила Ракщакамбал. - Может быть вы подождете немного. Он скоро вернется».

«Боюсь, что не могу терять ни минуты, - сказал Канчйпурна. - Как можно пренебрегать своим служением Господу Варадараджс ради желудка?»

Ракщакамбал предложила Кайчйпурне сесть и с большим почтением подала ему все приготовленные блюда. Кончив есть, Кайчйпурна поднялся и сразу же вымыл водой, смешанной с коровьим навозом, место, на котором ел. Он выразил почтение Ракщакамбал и спешно покинул дом, взяв с собой пальмовый лист, на котором лежала его пища, чтобы выбросить его подальше от дома. Ракщакамбал отдала весь оставшийся прасад женщине-шудре, а затем, приняв омовение, стала снова готовить своему мужу.

Вернувшийся тем временем домой Рамануджа удивился, что жена все еще готовит. «Канчйпурна не приходил? - спросил он. -Почему ты опять готовишь? Где весь прасад, который ты приготовила утром?»

«Махатма Канчйпурна был здесь, - ответила Ракщакамбал, -но он сказал, что не может ждать тебя, потому что должен совершать служение в храме. Поэтому я подала ему обед, а то, что осталось, отдала женщине-шудре. Не могла же я подавать тебе остатки того, что ел шудра».

Рамануджу огорчили слова и тон жены. «Глупая женщина! -воскликнул он. - Как ты можешь думать, что Канчйпурна всего лишь шудра! Из-за тебя я теперь не могу принять прасад этого искреннего преданного, и для меня это большая потеря». Он сел и, опустив голову, в отчаянии охватил ее руками.

 

КАНЧЙПУРНА ПОСЕЩАЕТ ТИРУПАТИ

Тем временем Канчйпурна, обмахивая Господа Варадараджу, молил Его: «Господь мой, что Ты намерен со мной делать? Единственное, чего я хочу, - это провести свою жизнь в мирном служении Тебе и Твоим преданным, но теперь Ты стараешься сделать меня знаменитым ачарйей. Даже Твой чистый преданный Рамануджа теперь отдает мне поклоны. Я не хочу стать объектом поклонения, так что, пожалуйста, позволь мне уйти из Канчй и отправиться в Тирупати, где я смогу поклоняться Тебе в образе Баладжй».

Господь Варадараджа дал Свое согласие, и Канчйпурна отправился в Тирупати. Здесь он оставался шесть месяцев, полностью поглощенный служением Господу Вищну, обитавшему в этом храме. Однажды ночью Господь Варадараджа явился ему во сне и сказал: «Я страдаю от зноя здесь в Канчйпурам. Почему бы тебе не вернуться, чтобы снова обмахивать Меня веером здесь?»

 

УКАЗАНИЯ ГОСПОДА ВАРАДАРАДЖИ РАМАНУДЖЕ

На следующий день Канчйпурна встал и сразу же отправился назад в Канчй. Когда Рамануджа услышал о его возвращении, он шел навестить своего друга. Двое преданных испытывали громное удовольствие, имея возможность вновь общаться после длительного перерыва. Посте того как они проговорили так несколько часов, Рамануджа открыл Канчйпурне свои мысли. «С тех пор как я оставил школу Йадавапракаши, - сказал он, - я продолжал изучать священные писания самостоятельно. Но есть некоторые места, которых я не могу понять, и это меня очень беспокоит. Пожалуйста, попросите Господа просветить меня; я ведь знаю, что Шрй Варадараджа никогда не отказывает ни в одной просьбе, исходящей из ваших уст». Канчйпурна согласился исполнить просьбу Рамануджи.

На следующий день, когда молодой брахман пришел навестить его, он доверительно сказал ему: «Вчера вечером Господь Варадараджа говорил со мной и сказал, чтобы я открыл вам шесть следующих истин. Вот четыре стиха, которые прочел мне Господь:

ахам эва парам брахма джагат-карана-каранам кшетраджнешварор бхедах сиддха эва махамате

мокшопайо нйаса эва джананам муктим иччхатам мад-бхактанам джананам ча нантим асмритир ишйате

дехйвасане бхактанам дадами парамам падам пурначарйам махатманам самашрайа гунашрайам

ити рамануджарйа майоктам вида сатварам

«Во-первых, Я есть Верховный Брахман, источник материальной природы, с которой начинается существование этой вселенной. Во-вторых, отдельное существование дживы души и Верховного Господа является вечной истиной. В-третьих, предание себя

лотосным стопам Верховного Господа - единственно верный путь для тех, кто жаждет освобождения. В-четвертых, преданные, конечно, освободятся, даже если случится так, что они не вспомнят меня в момент смерти. В-пятых, как только мои преданные оставят свои нынешние тела, я приведу их в Мою высшую обитель. В-шестых, ты должен немедленно принять прибежище у Махатмы Махапурны. вместилища всех хороших качеств. Таковы Мои указания Раманудже».

 

МАХАПУРНУ СНОВА ПОСЫЛАЮТ В КАНЧЙ

Посте ухода Шрй Йамуначарйи никто из его учеников не был способен читать лекции посвященным писаниям так же хорошо, как это делал он. Теперь ашрамом стал руководить Тируваранга, но ему не хватало способностей объяснять смысл священных писаний так, как его учитель. Все ценили его религиозные качества и отмечали тот факт, что он проводит очень много времени в поклонении Господу, и все же атмосфера в ашраме была не такой, как прежде.

В те времена как семейные, так и неженатые преданные обычно жили в ашраме вместе, тогда как их жены жили в городе в отдельных квартирах. Их время проходило по большей части в поклонении Божеству и пении бхаджанов, проставляющих Господа. Так мирно, без происшествий, прошел год. В годовщину ухода Алабандары все его ученики собрались вместе, и Тируваранга обратился к собранию. «Исполнился год, - начал он, - как наш гуру-махараджа, Шрй Йамуначарйа, оставил нас, чтобы вернуться в обитель Господа Нарайаны. Когда он был с нами, мы, к великому нашему счастью, могли ежедневно слушать его нектарные слова. Однако с тех пор, как он ушел, никто не способен дать столь совершенное описание славы Господа или прокомментировать все тонкие вопросы священных писаний так, как это делал он. Хотя он повелел мне занять в ашраме его место, я должен признать, что не способен исполнять этот долг надлежащим образом.

«Каждый из нас помнит, что перед самым уходом наш учитель хотел видеть Шрй Рамануджу из Канчйпурам и послал за ним Махапурну. Это единственная великая душа, близкий друг Канчйпурны, который, выбранный самим Алабандарой, достаточно компетентен, чтобы принять на себя ответственность за этот ашрам как ачарйа. Поэтому пусть один из нас пойдет в Канчйпурам и, проведя его инициацию, приведет его сюда, в Шрй Рангам. Он распространит учение Йамуначарйи по всей Индии , как обещал, стоя перед телом нашего наставника».

Собравшиеся преданные единодушно приняли предложение Тируваранги и решили, что в Канчйпурам, с тем чтобы инициировать Рамануджу и привести его в Шрй Рангам, пойдет

Махапурна. Ему сказали: «Если сейчас он не пожелает лишиться общества Канчйпурны, не оказывай на него давления. Ты можешь остаться на год в Канчйпурам, наставляя его во всех бхакти-шастрах. Не обязательно говорить ему о том, что твоя цель - привести его в Шрй Рангам».

 

ИНИЦИАЦИЯ РАМАНУДЖИ

Получив такие указания. Махапурна вместе со своей женой отправился в Канчйпурам. Спустя четыре дня они подошли к городу Мадурантакам, где возле озера стоит храм Вишну. Когда Махапурна с женой отдыхал возле этого озера, к его стопам вдруг склонился внезапно появившийся Рамануджа. Махапурна был и удивлен, и обрадован такой неожиданностью, и тут же поднял Рамануджу и заключил его в свои объятия.

«Вот уж поистине сюрприз, - сказал он, - все становится возможным по милости Господа Нарайаны. Что привело вас сюда?»

«Таков, видимо, план Господа Нарайаны, - ответил Рамануджа, - потому что я ушел из Канчйпурам лишь для того, чтобы встретить вас. Сам Варадараджа повелел мне принять вас своим гуру. Пожалуйста, окажите мне милость и инициируйте меня не медля». Махапурна ответил на его просьбу согласием и предложил: «Давайте пойдем в Канчйпурам, чтобы совершить эту церемонию перед лицом Господа Варадараджи».

Однако Рамануджа настаивал: «Вы же знаете, что смерть не выбирает времени, - сказал он. - Помните ли вы, с какими надеждами я шел с вами, чтобы встретиться со Шрй Йамуначарйей? Провидение обмануло меня тогда, могу ли я положиться на него сейчас, допуская какую бы то ни было отсрочку? Пожалуйста, дайте мне прибежище у ваших лотосных стоп прямо сейчас». Махапурну порадовали слова Рамануджи, и тут же, на берегу озера в тени цветущего дерева бакулы он разжег жертвенный огонь! В этот огонь он положил два металлических диска, на одном из которых был знак Господа Вишну в форме чакры, а на другом - Его раковина. Когда оба диска накалились, Махапурна прижал их к правой и левой рукам Рамануджи, отмечая их таким образом знаками Господа Вишну. И наконец, медитируя на лотосные стопы Йамуначарйи, Махапурна прошептал на ухо РамЗнуджи мантру вайшнавов. Когда инициация была окончена, Рамануджа в сопровождении своего гуру и его жены вернулся в Канчйпурам. Когда они прибыли в город, их приветствовал Канчипурна, очень обрадованный обществом Махапурны. Затем по просьбе Рамануджи Махапурна инициировал также Ракшакамбал. Половина дома была отведена Махапурне с женой, и каждый день Рамануджа иузчал в его обществе священные писания вайшнавов.

 

ЗАНОСЧИВОСТЬ РАКЩАКАМБАЛ

Незаметно прошли шесть месяцев, в течение которых Рамануджа с огромным удовлетворением выслушивал от Махапурны все истины вайшнавской философии. Однажды, когда ни Рамануджи, ни Махапурны не было дома, Ракшакамбал отпра­вилась к колодцу за водой. Случилось так, что в то же самое время из колодца брала воду жена Махапурны, и несколько капель из ее кувшина упали на Ракшакамбал, которая при этом сразу вспыхнула гневом. «Ты что, ослепла? - закричала она. - Смотри, что ты наделала! Из-за твоей небрежности испорчен целый кувшин воды. Ты думаешь, что можешь сесть мне на шею только потому, что ты жена гуру? Не мешало бы помнить, что род моего отца выше твоего, как же я могу пользоваться водой, которой коснулась ты? Впрочем, что тут винить тебя, когда я утратила свое кастовое положение, предавшись в руки этого человека, который стал моим мужем!» Услыхав эти резкие слова, жена Махапурны, сдержанная и скромная по натуре, попросила у Ракшакамбал прошения. Однако, расстроенная гневом этой женщины, она поставила кувшин на землю и тихо заплакала.

Махапурна, вернувшись домой и найдя свою жену подавленной, спросил, что ее так опечалило. Узнав о том, что произошло у колодца, Махапурна задумался. Наконец он сказал: «Господь Нарайана не желает больше, чтобы мы оставались здесь, поэтому тебе и пришлось выслушать от Ракшакамбал эти недобрые слова. Не огорчайся, ведь как бы ни распорядился Господь, это всегда для нашего блага. Мы долго не поклонялись лотосным стопам Господа Ранганатхи, и теперь Он желает, чтобы мы вернулись к Нему».

 

МАХАПУРНА УХОДИТ

Не ожидая возвращения Рамануджи, Махапурна и его жена собрали свои пожитки и ушли из Шри Рангама. Рамануджа был очень счастлив тем, что Махапурна остался с ним в Канчипурнам, видя в нем представителя Господа Нарайана. За эти шесть месяцев, которые они провели вместе, Рамануджа выучил ококло четырех тысяч стихов, написанных великими вайшнавами южной Индии. В это утро он пошел купить фрукты, веты и новую одеду, которые хотел предложить своему гуру, но, вернувшись домой, обнаружил, что квартира Махапурны пуса.

Осмотрев весь дом, он спросил о нем у соседей, и те сказала ему, что Махапурна с женой оставили Канчй, чтобы вернуться в Шри Рангам. Встревоженный, пытаясь понять, что послужило причиной внезапного ухода его гуру, он пошел поговорить с Ракшакамбал. Она сказала ему: «Я поссорилась с женой твоего гуру, когда утром ходила к колодцу за водой. Не думаю, что была с ней слишком резкой, но этот великий человек юыл так разгневан, что тут же ушел отсюда. Я слыхала, что садху не должны поддаваться чувству гнева, но это, видимо, садху нового типа. Миллион почтительных поклонов твоему садху».

Рамануджа не мог поверить своим ушам, слыша, каким высокомерны и насмешливым тоном говорит его жена о Махапурне и не сдержал чувств. « О греховная женщина, - воскликнул он, - великий грех даже просто смотреть в твое лицо». С этими словами он ушел из дому, отправившись в храм, чтобы предложить купленные фрукты и цветы Господу Варадарадже.

 

ПЛАН РАМАНУДЖИ

Спустя немного времени к дому Рамануджи подошел худой голодный брахман, чтобы попросить чего-нибудь поесть. Ракшакамбал все еще была в шоке от слов мужа, и когда брахман потревожил ее, разозлившись, закричала: «Убирайся отсюда. Иди в другое место. Кто здесь, по-твоему, должен дать тебе рис?»

Больно задетый такими резкими словами, брахман повернулся медленно пошел к храму Господа Варадараджи. По дороге туда встретил Рамануджу, который, предложив Господу свои подношения возвращался домой. Заметив удрученный вид брахмана и его истощенное тело Рамануджа, полный сочувствия, спросил его: «О брахман, ты кажется, не ел сегодня?» «Я заходил в твой дом, чтобы попросить немного прасадам, но твоя жена рассердилась и прогнала меня,» - ответил брахман.

Рамануджа был поражен, слыша, что в его доме так приняли гостя. Немного подумав, он сказал: «Пожалуйста возвращайся к моему дому.Я дам тебе письмо и хочу, чтобы ты сказал моей жене, что тебя послал ее отец, который поручил тебе передать это письмо мне. Услышав это, она, конечно, покормит тебя как следует. И Рамануджа написал следующее письмо:

«Мой дорогой сын.

Моя вторая дочь вскоре выходит замуж, поэтому пошли пожалуйста, Ракшакамбал ко мне домой с этим человеком. Если у тебя сейчас нет срочных дел, я был бы рад, если бы ты пришел тоже. Однако нужно, чтобы Ракшакамбал пришла как можно быстрее, потому что твоей теще будет очень трудно одной обслужить всех гостей».

Обещая, что он будет хорошо вознагражден за свою услугу, Рамануджа послал брахмана с этим письмом к себе домой. Придя туда, брахман сказал Ракшакамбал: « Меня послал сюда твой отец». Ракшакамбал обрадовалась и приняла брахмана очень любезно, накормив его и предложив воду для омовения. В это время вернулся домой Рамануджа. Мой отец прислал тебе это письмо» - сказала смущенно Ракшакамбал, подавая ему письмо.

Рамануджа прочел письмо вслух и сказал: «У меня сейчас есть несколько неотложных дел, поэтому тебе придется пойти одной. Если я скоро закончу их, то постараюсь прийти позднее. Опжалуйста, передай своим отцу и матери поздравления». Ракшакамбал, послушно собравшись в путь, поклонилась мужу и в сопровождении брахмана направилась к дому своего отца.

 

ПРИНЯТИЕ САННЬЯСЫ

Когда она ушла, РАмануджа вернулся в храм Господа Варадараджи. Мысленно все время моля Господа: «О Господь Нарайана, пожалуйста, позволь Твоему слуге принять прибежище у Твоих лотосных стоп». Подойдя к храму, он поклонился Божеству с молитвой: «Мой дорогой Господь, с этого дня я всецело принадлежу Тебе. Пожалуйста, прими меня».

Затем он приобрел одежы цвета шафрана и посох, которого касалаись лотосные стопы Шри Варадараджи. Выйдя из храма и рпиняв омовение, он зажег на берегу озера жертвенный огонь. В это время Канчипурна, побужденный Господом Варадараджей, подошел к нему и дал ему имя Йатираджа. Затем РАмануджа принял триданду вайшнава-санньяси, которая символизирует преданность Верховной Личности умом, речами и делами. Когда церемония была окончена, Йатираджа, в своих шафрановых одеждах, показался сияющим, как восходящее солнце.

 

РАМАНУДЖА ПРИСТУПАЕТ К СВОЕМУ УЧЕНИЮ

Жители Канчипурам были очень удивлены, услыхав, что Рамануджа принял санньясу. Он был еще молодым человеком, и жена его была так красива. Некоторые из них решили, что он не в своем уме, но многим он напомнил великих преданных прошлого; люди приходили отовсюду, чтобы взглянуть на него, хорошо зная его прекрасные качества и знание священных писаний. Вайшнавы, оставшивеся в ашраме в Канчй, сделали его своим ачарйей.

Постепенно, один за другим, вокруг него стали собираться ученики. Его первым учеником стал Дашаратхи, его племянник, славящийся знанием Вед. Вторым был молодой человек по имени Куреша, обладающий удивительной памятью.

 

ЙАДАВАПРАКАША СТАНОВИТСЯ ВАЙШНАВОМ

Однажды, придя в храм повидать Господа Варадараджу, старая мать Йадавапракаши увидела Рамануджу, который давал своим ученикам урок вне ашрама. Восхищенная его благородством и ученостью, она решила, что если ее сын станет учеником такой удивительной личности, то ее жизнь будет совершенной. Еще с тех пор как Йадавапракаша так дурно обошелся с Рамануджей, в eе сердце поселилась тревога, и его мать знала об этом. Она считала, что для ее сына было бы лучше всего принять прибежище у стоп этого лучезарного молодого санньяси.

Вернувшись домой, она просила своего сына пойти и стая учеником Рамануджи, но Йадавапракаша не желал и слышать о том, чтобы предаться тому, кто был раньше его собственным учеником. Но в душе у него все же осталось беспокойство. Однажды ему довелось встретить Канчйпурну, и он спросил у него: «Господин, сердце мое охвачено тревогой, и я не нахожу покоя. Поскольку всем: известно, что Господь Варадараджа дает через вас указания, прошу вас, скажите, что я должен делать».

«Идите пока домой, - ответил Канчйпурна. - Сегодня вечером я буду молиться Господу Варадарадже. Если вы придете ко мне завтра, я скажу вам о Его указаниях».

Когда они встретились на следующий день, Канчйпурна сразу заговорил о величии Рамануджи и благе, которое может обрести тот, кто станет его учеником. Услышав это, Йадавапракаша решил, что должен пойти к Раманудже в ашрам и обсудить священные писания с ним.

В эту ночь Йадавапракаша не мог уснуть. Он лежал без сна несколько часов, вновь и вновь размышляя над отдельными вопросами

Наконец он ненадолго задремал, и ему приснился удивительный сон. Ему казалось, что перед ним появилась сияющая личность и стала давать ему наставления. Она вновь и вновь повторяла, что Йадавапракаша должен стать учеником Йатираджи.

Проснувшись, Йадавапракаша долго оставался под впечатлением от этого сна и был просто поражен. Однако он был человеком, который никогда не действует по одним лишь побуждениям чувств, да и в уме его все еще оставались сомнения относительно философии Рамануджи.

Вечером он пошел в ашрам и, увидев Йатираджу, был поражен его чистотой и сиянием. Рамануджа принял своего бывшего учителя учтиво, предложив ему почетное место. Когда они обменялись приветствиями, Йадавапракаша стал высказывать свои сомнения относительно вайшнавской философии, которую Рамануджа представлял с таким глубоким пониманием. «Дитя мое, - сказал он мягко, - я очень доволен твоей ученостью и скромным поведением. По знаку тилаки и эмблемам лотоса и чакры на твоем теле я вижу, что ты преданный Господа Вишну и считаешь единственно правильным путь бхакти. Но есть ли в священных писаниях какие-либо свидетельства, подтверждающие такую точку зрения?»

На его вопрос Йатираджа ответил: «Здесь есть Куреша, который лучше всех знает богооткровенные писания. Пожалуйста, задайте этот вопрос ему».

Йадавапракаша нашел Курешу, и молодой ученик Рамануджи стал говорить. Он цитировал многочисленные стихи из различных писаний - Вед, Упанишад, Пуран и других - подтверждающих, что преданное служение Верховной Личности Господа является совершенством духовной жизни.

Слушая этот поток свидетельств из священных писаний, Йадавапракаша онемел и умолк. В уме его быстро проносились разные мысли - его прежнее оскорбительное поведение, слова его матери и совет, который дал ему Канчйпурна. И вдруг он бросился к ногам своего бывшего ученика, воскликнув: «О Рамануджа, ослепленный гордыней, я не видел твоих истинных качеств. Пожалуйста, прости все мои оскорбления и стань моим наставником, избавив от напастей этого материального мира. Я принимаю прибежище у тебя одного».

Йатираджа поднял Йадавапракашу и ласково обнял его. С благословения своей матери Йадавапракаша с этого самого дня принял от Рамануджи санньясу и считал себя великим счастливцем.

Он получил Имя Говинда дас и с этого дня стал совсем другим человеком. Теперь он всецело принял философию вайшнавов и отбросил всю свою мнимую ученость. Слезы смирения украшали теперь его глаза, когда он был занят поклонением Всевышнему Господу. Слыша об этом необыкновенном превращении, люди поражались влиянию Рамануджи, и слава его росла.

Видя искреннюю преданность своего бывшего гуру, Йатираджа однажды обратился к нему со следующими словами: «Теперь ваш ум свободился от всякого загрязнения. Чтобы избавиться от прошлых грехов, вы должны написать книгу, объяснив обязанности истинного вайшнава. Совершив это служение, вы достигнете полного совершенства».

Последовав этому совету. Йадавапракаша написал прекрасную книгу, кторая называется Йати-дхарма-самуччайа. К этому времени Йадавапракаше или Говинде дасу, как его теперь называли, было более восьмидесяти лет. Вскоре после завершения книги Говинда Дас оставил этот мир.

 

 

 

 

 

ГЛАВА ВТОРАЯ, УЧЕНИЧЕСКИЕ ГОДЫ РАМАНУДЖИ ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ, АЧАРЙА В ШРИ РАНГАМЕ
Главная | О проекте | Видео | Студия танца и музыки «Куджана» | Авторское фото | Религия Философия Культура | Библиотека | Заметки Блоги Ссылки | Индийский блокнот | Контакты | Обновления | Поиск по сайту