ГЛАВА ПЕРВАЯ, ЙАМУНАЧАРЙА ГЛАВА ТРЕТЬЯ, САННЬЯСА

ГЛАВА ВТОРАЯ, УЧЕНИЧЕСКИЕ ГОДЫ РАМАНУДЖИ

Одним из основных учеников санньяси Йамуначарйи был Шрй Шаилапурна. У него были две сестры, старшую из которых звали Кантиматй, а младшую - Диптиматй. Кантиматй была замужем за очень благочестивым брахманом, которого звали Асури Кешавачарйа. Он искусно выполнял все пять видов жертвоприношения огня и поэтому был известен также как Сарвакрату.

Шли годы, и супружеская пара счастливо жила в селении Бхутапурй, но поскольку у них все еще не было детей, на сердце у Кешавачарйи было неспокойно. Он решил совершить огненное жертвоприношение, чтобы доставить Господу удовольствие и просить у Него в дар сына. С этой целью он совершил с супругой путешествие в храм Шрй Партха-саратхи, расположенный на побережье окена, там, где сейчас стоит город Мадрас. Здесь они вместе совершили жертвоприношения, прося Господа явить им милость и благословить сыном.

Господь Вишну, разумеется, был удовлетворен их молитвами, потому что год спустя Кантиматй родила мальчика, на теле которого были все благоприятные знаки. Это произошло в 1017 г.н.э., и это был тот самый ребенок, который рос, чтобы всемирно прославиться как Шрй Рамануджачарйа, великий преданный Господа Нарайаны.

Примерно в то же самое время младшая сестра Кантиматй, Диптиматй, тоже родила сына. Услыхав о рождении двух своих племянников, Шаилапурна, близкий ученик Йамуначарйи, пришел повидать их. Увидав на теле сына Кантиматй все благоприятные знаки, он был удивлен и назвал его Рамануджей - именем Лакшманы, которое означает «младший брат Рамы». Сыну Диптиматй он дал имя Говинда.

 

ВСТРЕЧА С КАНЧЙПУРНОЙ

Рамануджа подрастал, и вскоре стал проявляться его блестящий интеллект. Когда он начал ходить в школу, он легко запоминал все, чему его учили, даже если слышал это всего один раз. Все школьные учителя любили мальчика не только за то, что он был блестящим учеником, но и за его мягкий, учтивый характер.

Был в то время знаменитый преданный Господа по имени Канчйпурна, который жил неподалеку от города Канчйпурам. Он был учеником Йамуначарйи, и хотя он родился в семье шудры, его безмерная преданность Господу была столь очевидной», что даже щепетильные брахманы оказывали ему почтение. Каждый день он отправлялся из города Канчи в селение Поонамалле, чтобы поклоняться здесь Божеству. Поскольку Бхутапурй был в полпути между этими местами, он ежедневно проходил мимо дома Рамануджи.

Однажды вечером, возвращаясь из школы, Рамануджа столкнулся лицом к лицу с Канчйпурной, и его сразу привлекли. Привлекли качества этого святого человека. С большим смирением Рамануджа пригласил Канчипурну к себе в дом на ужин, и великий преданный, которому очень понравился этот учтивый мальчик – брахман, охотно согласился. Когда его гость кончил ужинать, Рамануджа начал массажирвоать его стопы. Канчипурна стал протестовать: «Я всего лишь низкорожденный шудра и поэтому ваш слуга. Не подобает брахману, подобному вам, обращаться со мной таким образом».

Рамануджа ответил: «Если мое положение брахмана мешает мне поклоняться такой великой душе, как вы, то я считаю свое рождение саамы неблагоприятным. Разве для того, чтобы быть брахманом, достаточно носить священный шнур?

Только тот, кто всецело предан Господу Вишну, является истинным брахманом, и никто иной».

Канчипурна был поражен и восхищен твердой верой мальчика в преданное служение. Они засиделись допоздна, разговаривая о Господе и обсуждая пути преданности. В эту ночь Канчипурна остался в доме Рамануджи и продолжил свой путь на следующее утро. С того дня обоих великих преданных связала любовь.

 

ПЕРЕЕЗД В КАНЧЙПУРАМ

Когда Раманудже было всего шестнадцать лет, его отец, Асури Кешавачарйа изъявил желание, чтобы он женился. Он выбрал в невесты сыну красивую молодую девушку и сделал все приготовления к празднованию свадьбы. Празднества продолжались целую неделю, и все живущие по соседству бедняки были удовлетворены щедро раздаваемым прасадом.

Однако спустя всего месяц после свадьбы семью потрясла трагедия - Кешавачарйа оставил этот мир. Кантиматй охватило страшное горе, и для Рамануджи также наступило время великой скорби. Теперь, когда Кешавачарйа оставил их, Бхутапурй не был больше для них счастливым местом, и они решили переселиться в город Канчй. Рамануджа сначала отправился туда один, чтобы построить для них дом, а когда он был готов, туда переехала вся семья.

 

В ШКОЛЕ ЙАДАВАПРАКАШИ

В то время в Канчй жил очень большой ученый. Его звали Йадавапракаша, и слава о его учености привлекала к нему большие группы учеников. Желая понять ведические произведения, Рамануджа тоже стал его учеником и благодаря своему мягкому характеру и быстрому уму вскоре стал любимцем великого пандита. Однако эти отношения длились недолго, потому что, несмотря на свою ученость и знание священных писаний, Йадавапракаша был твердым последователем философии майавады, провозглашающей абсолютное единство. Он учил, что всепроникающий брахман является Абсолютной Истиной и что личностный Бог, Господь Вишну - иллюзия. Рамануджа был чистым преданным Господа, и поэтому ему было больно слышать утверждения Йадавапракаши, отрицающего превосходство его возлюбленного Господа, скромности и уважения к своему гуру Рамануджа не указывал на ошибки этого империалистского учения, но положение постепенно становилось невыносимым.

 

ПЕРВАЯ СТЫЧКА

Однажды, когда другие ученики ушли домой на обед, Йадавапракаша попросил Рамануджу умастить ему маслом тело. В это время один из остальных учеников вернулся в школу, чтобы обсудить со своим учителем отрывок из Чхандогйа Упанишад, который они проходили этим утром. В частности, он спросил о значении слова капйасас, которое встречалось в седьмом стихе шестой части первой главы. Здесь говорилось:

Капйасас пундарикам эвам акшини

Следуя интерпретации Шанкарачарйи, Йадавапракаша стал объяснять что под капи-асам подразумевается задняя часть обезьяны и что весь этот отрывок означает, что глаза Господа подобны лотосам, красным, как зад обезьяны.

Когда Рамануджа, который все еще массажировал своего гуру услышал такое ужасающее объяснение внешности своего возлюбленного Господа, его охватило такое глубокое горе, что из глаз его тут же хлынули горячие слезы. Когда Йадавапракаша почувствовал прикосновение этих капель, он с удивлением взглянул на Рамануджу! Видя его горе, он спросил Рамануджу, что причинило ему такую боль. На этот вопрос Рамануджа ответил: «О господин, мне так тяжело слышать это ужасное объяснение от такой великой души как вы. Как это греховно - сравнивать прекрасные лотосные глаза Господа с задом обезьяны. Я никак не ожидал, что услышу такую вещь от своего учителя».

Йадавапракашу возмутил вызов его собственного ученика, он резко ответил: «Я тоже весьма огорчен. Дерзкие слова, сказанны низшим, никак не заслуживают похвалы. Если ты так возгордился, что считаешь себя лучшим учителем, чем я, то позволь нам послушать твое объяснение этого отрывка».

«Все возможно по вашей милости», - ответил Рамануджa.

Йадавапракаша усмехнулся. «Сейчас мы увидим, как этот мальчик превзойдет великого Шанкарачарйу,» - сказал он.

Рамануджа оставался спокойным, и когда заговорил, речь его была очень смиренной. «Вместо того чтобы объяснить слова капйасам как зад обезьяны – сказал он, - можно было принять другое его значение.Ка-пи можно принять как кам джалам пибати – того, кто выпивает воду, то есть, иными словами, солнце. Слов асам может быть истолковано как то, что расцветает под солнцем, то есть, иначе говоря, цветок лотоса. Таким образом, можно понять, что эта мантра Упанишад означает, что глаза Господа прекрасны как цветок лотоса»»

Слыша такое умное объяснение от своего собственного ученика, Йадавапракша был поражен, и он понял, что Рамануджа был твердым последователем преданной философии дуализма.Предан­ные понимают, что совершенство жизни заключается в поклонении Господу Вишну, лишенном всяких личных желаний, и поэтому они никогда не стремятся к единству, как это делаютмайавади. Эта философия была прямо противоположна учению Йадавапракаши и после этого случая его привязанность к Рамйнудже стала ослабевать.

 

КОНФЛИКТЫ В ШКОЛЕ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

Несколько дней спустя, когда Йадавапракаша давал своим Ученикам урок по Taummupuua Упанищад, он заявил, что Верховный Брахман есть Истина, Знание и Бесконечность. Слыша эту имперсональную идею о Боге, Рамануджа не мог сдержаться. Он тут же возразил против объяснения учителя, сказав: <<Нет, этот стих Означает, что Всевышний обладает Истиной, Знанием и Бесконечностыо, и все же у Него есть собственное существование, которое выше всех этих атрибутов».

Взбешенный неожиданным вмешательством, Йадавапракаша ответил: «Ты слишком самоуверенный мальчишка; если ты не хочешь принимать мои объяснения, зачем ты сюда приходишь? Почему бы тебе не пойти домой и не открыть собственную школу?» Немного придя в себя, он продолжал более спокойно: «Твое объяснение не согласуется с Шанкарачарйей или какими-ибо другими ачарйами ; будь любезен, оставь свои глупости при себе».

Рамануджа был по натуре скромным и мягким, поэтому он старался избегать таких конфликтов со своим учителем, однако он был также абсолютно предан знанию истины; таким образом, когда он слышал вводящие в заблуждение интерпретации монистов, корые преподносил Йадавапракаша, он иногда не мог сдержаться. В присутствии других учеников Йадавапракаша обычно не придавал этим выпадам серьезного значения, но в сердце его стали появляться все возрастающие страх и ненависть к этому мальчику. «Этот мальчик, когда станет старше, - размышлял он, утвердит дуалистическую философию преданности. Этого нельзя допустить. Я сделаю все, чтобы защитить доктрину монизма, даже

если мне придется его убить». 

 

ЗАГОВОР ЙАДАВАПРАКАШИ

На самом деле Йадавапракаша очень завидовал Раманудже, видя в нем как более чистое сердце, так и более высокий, чем у него самого, интеллект. Поэтому однажды он созвал своих учеников на тайное собрание. Здесь он обратился к ним со следующими словами: «Мои дорогие дети, никто из вас никогда не находил в моем учении ошибок, но этот наглец Рамануджа постоянно выступает против моих объяснений. Может, он и умный мальчик, но все его идеи основаны на ложной доктрине дуализма видения различия между собой и Богом. Он совершенный еретик и вызовет своим учением хаос в обществе. Мы должны найти способ избавиться от него».

«Господин, вы, конечно, должны запретить ему приходить в школу», - предложил один ученик.

«Но тогда сбудутся худшие предположения нашего учителя - откликнулся другой, - потому что он откроет собственную школу и будет продолжать проповедовать свой бред еще свободнее. Он уже написал комментарий на мантру сатйам джнанам анантам брахма который противоречит всему, чему нас научил наш учитель »

Это было правдой, потому что Рамануджа успешно опроверг объяснения Шанкары, и его писания широко читали и одобряли ваищнавы южной Индии, в том числе Йамуначарйа и Рангакшетра. Поразмыслив немного, они согласились на том, что единственный способ остановить Рамануджу - это убить его. И они начали . одумывать, как это сделать втайне, чтобы никто не раскрыл их преступление.

В конце концов Йадавапракша предложил: «Давайте отправимся в паломничество для омовения в Ганге. Н пути туда много глухих мест, где можно будет покончить с этим еретиком, и никто об этом не узнает. Совершив омовение в священной Ганге, мы освободимся от греха убийства брахмана, а когда вернемся, просто скажем, что он заболел в пути и умер».

Ученики с готовностью приняли предложение своего учителя и решили уговорить Рамануджу присоединиться к их путешествию. Раманудже очень понравилась идея принять омовение в Ганге, и он с удовольствием принял их приглашение. Говинда, двоюродный брат Рамануджи, жил в это время со своей тетей в Канчипурам и тоже учился в школе Йадавапракаши. Когда Рамануджи объявил ему, что отправляется в паломничество в северную Индию, Говинда тут же решил, что пойдет вместе со своим любимым другом и родственником.

 

ОПАСНОСТЬ В ЛЕСУ

Кантиматй огорчила весть о разлуке с сыном на целых несколько месяцев, но, понимая похвальные мотивы такого рискованного предприятия, она разрешила ему идти. Таким образом в благоприятный момент группа учеников во главе Йадавапракашей отправилась в паломничество. После несколько дней пути они подошли к безлюдному месту у подножья горы Виндхйа. Йадавапракаша решил, что это подходящее место для осуществления его злого умысла, и сказал своим ученикам, чтобы они приготовились. Однако, когда они обсуждали последние приготовления, Говинда, который оказался поблизости, слышал все, что они говорили. Как только представилась возможность, oн рассказал Раманудже, какая большая опасность ему грозит.

Рамануджа, поняв дурные намерения своего учителя и товарищей по учебе, бросил группу и убежал в лес. Когда его отсутствие заметили, Йадавапракаша послал нескольких мальчика в лес разыскать его, но когда на их зов никто не откликнулся, они решили, что Рамануджу, должно быть, убил какой-нибудь дикий зверь. В душе они обрадовались такому повороту дел, но поскольку здесь был Говинда, они притворились, что подавлены горем. Йадавапракаша поговорил с Говиндой, объяснив ему временную природу тела и телесных связей и раскрыв таким образом cвoю коварную и предательскую натуру.

 

ВСТРЕЧА С ОХОТНИКОМ

Услыхав от Говинды о заговоре, угрожавшем его жизни Рамануджа сначала был потрясен от неожиданности и совсем растерялся. До наступления ночи оставался всего час; он был молодым человеком всего восемнадцати лет, одиноким, без друзей, вдали от дома. И вдруг он почувствовал, что в его тело вливаются огромная сила и смелость. «Чего мне бояться? рассудил он. - Разве Господь Нарайана не защищает своих преданных? Что страшного для меня в темном лесу?» С этими мыслями он повернулся и решительно и быстро зашагал через лес к югу. Иногда ему казалось, что он слышит слабые голоса, зовущие его вдалеке, но он, не колеблясь, продолжал свой путь.

Он шел уже большую часть ночи, но в конце концов голод и усталость одолели его, и он устроился на отдых под огромным деревом. На следующий день он проснулся свежим и бодрым. Было уже за полдень, и он решил продолжить путь. Когда он раздумывал, в каком направлении ему идти, он увидел чету охотников, которые приближались к нему. Жена охотника спросила его: «Ты, наверно, заблудился, раз сидишь здесь в лесу один. Ты похож на сына брахмана. Где твой дом?»

«Мой дом далеко отсюда, - ответил Рамануджа, - я иду на юг. Слыхали вы о таком месте, которое называется Канчйпурам?»

«Как это ты отваживаешься путешествовать в одиночку в этом глухом лесу, наводненном разбойниками и дикими зверьми? -спросил охотник. - Я хорошо знаю Канчйпурам, и мы как раз тоже идем в этом направлении».

Рамануджа был очень удивлен, услыхав это, и спросил: «Откуда вы и зачем идете в Канчй?»

«Мы жители леса, - последовал ответ, - и живем в маленьком селении возле гор Виндхйа. Поскольку мы зарабатываем на жизнь ловлей птиц, то теперь отправляемся в паломничество в Рамешварам и Кайчйпурам, чтобы освободиться от реакций на такое множество греховных действий. Видимо, Верховный Господь, который заботится о каждом, послал нам тебя для защиты».

Поначалу Рамануджа побаивался высокого темнокожего незнакомца, но в его лице было что-то такое располагающее, а слова его были так сладостны, что все опасения юного брахмана быстро улетучились. Когда наступил вечер, охотник сказал: «Давайте быстрее пройдем этот участок леса, и тогда мы сможем расположиться на ночь возле подземной речки, до которой уже недалеко».

Они сразу двинулись в путь и примерно час спустя подошли к берегу реки. Охотник собрал сухие сучья и разжег костер. Затем он приготовил стоянку, чтобы они могли провести здесь ночь. -Засыпая, Рамануджа слышал, что жена охотника говорит мужу: «Мой дорогой, меня мучит жажда. Может, ты принесешь мне немного воды?»

«Уже ночь, - сказал охотник, - было бы глупо отходить от костра. Завтра ты сможешь утолить жажду холодной водой из колодца, который здесь совсем рядом».

 

ГОСПОДЬ ЗАЩИЩАЕТ СВОИХ ПРЕДАННЫХ

Назавтра ранним утром они встали и продолжили свое путешествие. Вскоре они подошли к колодцу, о котором говорил охотник, и Рамануджа спустился вниз по ступенькам, чтобы набрать воды для жены охотника. Он приносил ей воду трижды, но она никак не могла утолить жажду. Когда он вернулся в четвертый раз, супружеской пары и след простыл. Они исчезли. И только тогда он понял, что это были Лакшмй и Нарайана, принявшие облик охотника и его супруги, чтобы защитить Своего преданного и провести его через опасный лес.

Увидав башни храмов и теснящиеся вокруг них дома, Рамануджа спросил прохожего: «Господин, как называется этот город?»

Мужчина посмотрел на него с удивлением. «Вы не узнаете известный город Канчйпурам? - ответил тот.- Почему вы говорите, как чужестранец? Я знаю, что вы один из учеников Йадавапракаши и видел вас в городе много раз».

Сказав это, человек, не дожидаясь ответа, пошел дальше. Сначала Рамануджа совершенно растерялся, услыхав эту невероятную новость, но постепенно начал сознавать, какой милостью одарили его Лакшмйдевй и Господь Нарайана. И тогда его сердце наполнилось экстазом божественной любви, и со слезами, катящимися по его щекам, он начал возносить молитву:

намо брахманйа-девайа го-брахмана хитайа ча джагад-дхитайа кршнайа говиндайа намо номах

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ РАМАНУДЖИ

Больше часа Рамануджа оставался у колодца, охваченный экстазом, повторяя молитвы царицы Кунтй из Шрймад-Бхагаватам, прославляющие Верховную Личность Господа. Наконец к колодцу подошли три женщины с кувшинами, и, увидав их, Рамануджа сдержал чувства и продолжил свой путь к Канчйпурам.

Кантиматй, мать Рамануджи, постоянно плакала, горюя от разлуки с сыном с тех пор как он отправился в паломничество в северную Индию. И когда он вдруг появился в дверях дома, она не сразу поверила в то, что это действительно он. Только когда он почтительно поклонился и заговорил с ней, она убедилась в этом окончательно. Она была преисполнена счастьем и засыпала его вопросами: «Мое дорогое дитя, как это ты вернулся так скоро?Я думала, что, пока вы вернетесь из паломничества к священному Гангу, пройдет не меньше шести месяцев».

Когда он рассказал ей все, Кантиматй ужаснулась злым намерениям Йадавапракаши, но была счастлива, услыхав о милости, которую оказал ее сыну Господь.

В этот момент в дом вошла Диптиматй, тетя Рамануджи, вместе с его молодой женой. Узнав о его благополучном воз­вращении, они тоже очень обрадовались. Потом они принялись готовить разные блюда, чтобы предложить их Господу Нарайане, и как раз когда они раздавали прасадам, появился Канчйпурна, который тоже услыхал о возвращении Рамануджи. Преданные горячо обняли друг друга, и Рамануджа предложил Канчйпурне как почетному гостью принять прасадам. В этот вечер радости в этом маленьком доме не было границ.

 

УЧЕБА ВОЗОБНОВИЛАСЬ

Рамануджа продолжал изучать священные писания дома и просил своих мать и тетю никому не рассказывать о вероломном поступке Йадавапракаши. Несколько месяцев спустя ачарйа вернулся в Канчйпурам вместе со всеми своими учениками, за исключением Говинды. Когда Диптиматй спросила Йадавапракашу о своем сыне, он рассказал ей, что после исчезновения Рамануджи они отправились в Бенарес, где получили даршану у Господа Вишванатхи и приняли омовение в Ганге. Они оставались там две недели. Однажды, принимая омовение в реке, Говинда обнаружил в воде Шива лингу. Видя в этом волю Господа, Говинда немедлен­но стал поклоняться Господу Шиве в этой форме.

По мере того как он продолжал свое поклонение, его преданность Господу Шиве становилась все более и более твердой. Таким образом, когда, возвращаясь из путешествия, они пришли в Калахасти, он сказал своему учителю и другим ученикам. что не хочет больше возвращаться в Канчипурам. Он решил остаться в этой святой обители шиваитов и посвятить свою жизнь поклонению Господу Шанкаре.

Диптиматй не была простой женщиной, и вместо того, чтобы ощутить от этой новости сердечную боль, она обрадовалась, считая, что для нее иметь такого сына - благословение. Вскоре она отправилась в Калахасти навестить Говинду, и когда увидала, что он полностью поглощен поклонением Господу Шиве и освободился от материальных страстей, ее счастье возросло во много раз.

Увидав, что Рамануджа оказался жив, Йадавапракаша сначала испугался, но подумал, что молодой человек, должно быть, не знает о готовившемся заговоре с намерением убить его. В присутствии Кантиматй он притворился, что очень рад, найдя ее сына живым и невредимым. «Вы не можете себе представить, -говорил он, - какие страдания и душевную боль мы перенести, когда не смогли найти его в лесу».

На самом деле теперь, когда учитель видел смиренное поведение Рамануджи, его охватило чувство стыда за свое преступное намерение. Обратившись к молодому человеку, он с волнением сказал: «Дитя мое, с этого дня ты должен снова учиться со мной. Да продлит Господь поток Своих благословений тебе». И с этого дня Рамануджа вернулся к своей учебе с Йадавапракашей.

 

ЙАМУНАЧАРЙА МОЛИТСЯ ЗА РАМАНУДЖУ

Несколько дней спустя почтенный Алабандара, сопровождаемый множеством учеников, пришел в Канчйпурам, чтобы увидеть Господа Варадараджу. Возвращаясь из храма, Йамуначарйа увидал Йадавапракашу, который прохаживался со своими учениками; его рука покоилась на плече Рамануджи. Увидав этого сияющего молодого человека, святой вайшнав, заинтересовавшись, спросил у своих спутников, кто он. Узнав, что это тот самый Рамануджа, который написал великолепный комментарий на мантру Упанишад сотйам джнанам анантам брахма, он был очень доволен. Но в то же самое время он расстроился, видя, что им руководит такой ярый майавадй, как Йадавапракаша. И тогда он стал молить Господа Варадараджу об избавлении Рамануджи от такого неблагоприятно­го общения: «Я принимаю прибежище у Верховной Личности Господа, по чьей милости глухой может услышать, хромой -подняться и идти, немой - говорить, слепой - видеть, а бесплодная женщина - родить ребенка».

«О лотосоокий супруг Лакщмй, прошу Тебя, милостиво - устрани все препятстия с пути Рамануджи, чтобы он мог всецело поклоняться Тебе».

Йамуначарйе очень хотелось подойти к Раманудже и поговорить с ним, но он не желал общаться с непреданным, каким был Йадавапракаша. В это время Алабандаре было уже более ста лет, и он был ведущим ачарйей среди всех вайшнавов южной Индии. Он сознавал, что если Кршна этого пожелает, он так или иначе однажды получит возможность встретиться с Рамануджей наедине. С этими мыслями он и вернулся в Шрй Рангам.

 

ОСВОБОЖДЕНИЕ ПРИНЦЕССЫ

Кроме своих больших познаний в науке Веданты, Йадавапракаша владел также мастерством магического искусства, особенно искусен он был в изгнании привидений и злых духов. Случилось однажды, что принцессу Канчйпурам одолел ужасный дух брахма-ракшаса. Поскольку было широко известно, что Йадавапракаша знает, как действовать в такой ситуации, его сразу вызвали во дворец.

.Однако, несмотря на все его мантры, дух, которым была одержима девушка, не двинулся с места. Отвратительно хохоча, дух, сидя в принцессе, кричал: «Йадавапракаша, какой толк в твоих мантрах ? Ты зря тратишь время. Убирайся домой». Решив не сдаваться, Йадавапракаша продолжал предпринимать попытки изгнать злого духа, но безуспешно. Брахма-ракшаса заговорил снова: «Зачем ты напрасно тратишь силы? Твое могущество гораздо слабее моего. Единственный способ, каким ты можешь заставить меня покинуть тело прекрасной принцессы, - это привести сюда твоего самого младшего ученика, преданного Рамануджу. Его чистота - единственная сила, которая .может одолеть мое могущес­тво».

Тогда Йадавапракаша послал за Рамануджей, велев передать ему, чтобы он немедленно пришел во дворец. Преданный Господа Вишну, придя во дворец, сразу понял, в чем дело, и обратился к злому духу, прося его оставить тело принцессы. Брахма-ракшаса через девушку ответил: « Я выйду из этого тела, если ты милостиво возложишь свои лотосные стопы на мою голову». Преданность Рамануджи была так чиста, что даже дьявол понимал, какое благо принять убежище у такой великой души.

С разрешения своего учителя Рамануджа поставил обе свои стопы на голову девушки, сказав: «Сейчас же оставь это место и дай нам какой-нибудь знак, чтобы мы знали, что ты действительно ушел».

Дух ответил: «Смотрите, сейчас я выйду из этого прекрасного тела, а в знак своего ухода сломаю верхнюю ветвь ближайшего баньянового дерева». И тут же самая верхняя ветвь баньянового дерева раскололась и упала на землю, а принцесса стала удивленно озираться вокруг, как будто только что проснулась. Когда служанка рассказала ей обо всем, что произошло, она опустила голову от стыда и поспешила скрыться во внутренних покоях дворца.

Царь Канчй, услыхав о полном исцелении своей дочери, поспешил поклониться лотосным стопам Рамануджи и выразить ему свою признательность. С этого дня слава Рамануджи разнеслась по всему царству, и имя его было на устах у всех. Йадавапракаша, однако, отнюдь не был доволен таким оборотом дел, понимая, что один из его собственных учеников принизил его положение. Теперь все убедились в том, что Рамануджа был духовно сильнее Йадавапракаши, а это вовсе не нравилось гордому майавадй.

Кроме того, сильная преданность Рамануджи Господу Вишну была совершенно несовместима с сухими монистическими доктри­нами, которые распространял его учитель. Поэтому конфликт между этими двумя людьми, казалось, был неизбежен.

 

ИЗГНАНИЕ РАМАНУДЖИ ИЗ ШКОЛЫ

Окончательная размолвка не заставила себя ждать. Всего через несколько недель после того, как Рамануджа освободил принцессу, все ученики Йадавапракаши собрались, чтобы послушать его лекцию о мантре сарвам кхалв идам брахма - «все есть брахман» и неха нанасти кинчана - «нет больше ничего в этом мире». Он представил имперсоналистскую философию так искусно, что все его ученики были захвачены его объяснениями единства дживы души и Верховного Брахмана. Только Рамануджа ничем не показал, что видит, насколько неудачны утверждения ачарйи.

В конце урока он высказался, заявив: «Слова сарвам кхалв идам брахма не означают, что Верховная Абсолютная Истина - это в общем итоге не что иное, как все творение. Скорее следует понимать, что вселенная исходит из Всевышнего как Его энергия, поддерживается Им и в конце концов снова растворяется в Нем. Он поддерживает Свою собственную отделенную сущность, хотя все в действительности является частью Его распространенной энергии. Слова неха нанасти кинчана не означают, что в этом мире вообще нет разнообразия. Скорее следует понимать, что все разнообразие творения считается единым, точно так же, как отдельные жемчужины держатся на одной нити, хотя они тем не менее являются индивидуальными существами. Таким образом, мы можем видеть, что все одновременно как едино, так и отлично».

Видя, что таким путем Рамануджа свел его учение на нет, Йадавапракаша впал в гнев и резко сказал: «Если тебе не нравятся мои объяснения священных писаний, не приходи сюда больше».

«Как вам угодно, господин», - ответил Рамануджа. Он поклонился стопам своего учителя и оставил школу, чтобы никогда больше сюда не возвращаться.

 

КАНЧЙПУРНА

На следующий день, когда Рамануджа сидел дома, изучая священные писания, Канчйпурна пришел навестить его. Как мы уже слышали, Канчйпурна был чистым преданным Господа, которого уважали все наиболее возвышенные брахманы, хотя сам он родился в семье шудры. С самого детства он был поглощен преданным служением Божеству Шрй Варадараджи. В жаркие летние дни он служил Господу, создавая освежающий ветерок веером, который окунал в воду, и всегда старался раздобыть самые лучшие цветы и фрукты, чтобы предложить их Господу. Жители Канчй любили его за чистую преданность и мягкое обращение. Куда бы он ни пришел, все недобрые чувства и недоразумения, казалось, тут же рассеивались. Иногда он останавливался, как вкопанный, посреди дороги, вглядываясь вдаль с выражением огромного счастья на лице. Говорили, что он разговаривает с Самим Господом Варадараджей и что Господь выражает Свои намерения через слова Канчйпурны. Несмотря на то, что он родился в семье шудры, большинство брахманов признавали его возвышенные качества преданного Богу и оказывали ему всяческое почтение. Лишь немногие, слишком гордые своим высоким происхождением и знанием священных писаний, говорили, что он не в своем уме и называли его мошенником и выскочкой. Одним из них, как вы уже Догадались, был Йадавапракаша.

 

УКАЗАНИЯ, ПОЛУЧЕННЫЕ ОТ КАНЧЙПУРНЫ

Итак, для Рамануджи было великим счастьем, что этот удивительный преданный пришел к нему в дом как гость. Предложив ему удобное место, он сказал: «Ваш приход сюда - большая удача для меня, и я рассматриваю ее как частицу безграничной милости Господа Варадараджи, который послал вас для того, чтобы вы наставляли меня. Вы, должно быть, слышали о моем изгнании из школы Йадавапракаши. Теперь я понимаю, что не следует сожалеть об этом, потому что я приму своим гуру и учителем вас».

«Рамануджа, это невозможно, - мягко ответил Канчйпурна, -потому что я шудра и невежественный человек, не знающий священных писаний. Я просто живу, оказывая небольшое служение Господу Варадарадже. Как брахман вы мой господин, а я ваш слуга».

«Господин, вы самый мудрый человек из всех, кого я знаю, - сказал Рамануджа, - и если знание священных писаний приводит только к гордыне, а не к преданности, то чего оно стоит? По вашему служению Господу я могу видеть, что вы в совершенстве знаете заключения всех свяшенных писаний».

С этими словами Рамануджа упал к стопам преданного Кайчйпурны, выражая ему свое почтение. Этот святой немедленно поднял Рамануджу на ноги, сказав: «Я испытываю блаженство, видя вашу глубокую преданность Господу. Каждый день вы должны приносить кувшин воды в храм для служения Шрй Варадарадже. Таким путем вы быстро обретете Его милость, и все ваши желания исполнятся».

Дав этот совет молодому преданному, Канчйпурна ушел, чтобы поклоняться Господу Варадарадже. Рамануджа, вняв его', указаниям, занялся служением Господу, доставляя в храм Господа Варадараджи воду из священного колодца, возле которого он видел Господа в облике охотника.

 

БОЛЕЗНЬ ЙАМУНАЧАРЙИ

С тех пор, как престарелый Йамуначарйа увидел Памануджи в Канчипурам, он думал о нем и молися Господу Вишну, прося о его освобождении. Он с нетерпением ждал того дня, когда Рамануджа оставит общение с Йадавапракашей и примет полное прибежище вайшнавов. С этой надеждой в сердце он сочинил прекрасную молитву, известную как Стотра-ратна, которую преданные очень любят и поныне.

Через несколько дней после сочинения Стотра-ратны Йамуначарйа серьезно заболел и не мог вставать с постели. Однако даже в этом прискорбном состоянии, борясь со смертью, он продолжал проповедовать славу Господа. С тревогой ожидая неизбежного ухода своего гуру, ученики задавали ему разные вопросы. Тируваранга спросил: «Если Господь Нарайана находится вне пределов, постижимых умом н речью, каким образом можно служить Ему?»

Йамуначарйа ответил: «Лучший способ служить Господу Нарайане - это служить Его чистым преданным. Кроме того, вы должны служить Господу в форме Божества, даже так, как служит Господу Варадарадже благословенный Канчйпурна. Все проблемы решены утверждением Махабхараты - махаджано йена гатах са пантхах: «Просто следуй примеру, который показывают великие преданные». Глядя в глаза своего дорогого ученика, Алабандара продолжал: «Что касается меня, то мое единственное прибежище сейчас - лотосные стопы Тирумангаи, этого благородного махатмы, который так совершенно служил Господу Ранганатхе в древние времена».

При этих словах глаза Тируваранги наполнились слезами, и он снова спросил прерывающимся от горя голосом: «Вы действительно решили оставить этот мир сейчас?»

Алабандара слегка улыбнулся и мягко сказал: «Как это такой мудрый человек, как ты, горюет о том, что неизбежно? Разве ты еще не понял, что все происходит только по воле Господа Нарайаны. Мы должны просто принимать любую милость, какую Он нам дарит, отбросив всякую двойственность счастья и несчастий».

В этот момент двое других учеников решили, что покончат с собой, как только Йамуначарйа покинет этот мир. Это были Махапурна и Тируккотийурпурна.

Еще один ученик, роняя слезы, выступил вперед с возгласом: Где все мы должны искать прибежища после вашего ухода? Чьи сладостные слова вдохновят нас на еше большее служение?»

Йамуначарйа положил руку на голову этого ученика и сказал: «Дитя мое, нет нужды так тревожиться, ведь здесь Господь Ранганатха. Он давал вам прибежище прежде, Он Вам даст прибежище сейчас и будет продолжать защищать вас в будущем. Всегда обращайтесь с молитвой к Господу Ранганатхе, а иногда идите повидать Венкатешу в Тирупати и Варадараджу в Канчй. Как же вы при этом останетесь без прибежища?»

Когда Тируваранга спросил, следует ли сжечь тело в крематории, Алабандара не ответил, потому что мысли его были сосредоточены на лотосных стопах Господа Нарайаны.

 

ГОСПОДЬ РАНГАНАТХА ЗАЩИЩАЕТ СВОИХ ПРЕДАННЫХ

На следующий день в Рангакшетре состоялось особое шествие, и Божество Господа Ранганатхи вынесли в паланкине из храма. Огромные толпы людей собрались из всех близлежащих селений, чтобы посмотреть, как Господь будет проезжать по дороге. Ученики Йамуначарйи тоже сопровождали Божество. Вдруг один из пуджарй, служащий Господу, впал в транс, как одержимый. Он заговорил, явно обращаясь к Махапурне и Тируккотийурпурне: «Оставьте свое намерение покончить с собой. Я не одобряю этого».

После этого удивительного происшествия ученики поспешили к Йамуначарйе, чтобы рассказать ему о случившемся. И тогда он дал им дальнейшие наставления. «Самоубийство - великий грех, и чтобы уберечь вас от такого проступка, Господь Ранганатха Сам обратился к вам. Такова Его безграничная милость». Алабандара умолк, его глаза сомкнулись, и казалось, что он погрузился в глубокую медитацию. Спустя немного времени он заговорил снова. «Это мое последнее наставление вам. Подносите цветы лотосным стопам Господа и старайтесь следовать указаниям своего гуру. Полностью избавьтесь от ложного эго, служа вайшнавам». Затем он передал всех своих учеников заботам Тируваранга и снова умолк».

 

МАХАПУРНУ ПОСЫЛАЮТ В КАНЧЙ

Но Йамуначарйа не оставил этот мир в тот час, и несколько дней спустя, ко всеобщему удивлению, казалось, оправился oт болезни. Он вышел из ашрама и принял даршану у Господа Ранганатхи, точно так же, как делал это раньше.

Однажды из Канчйпурам, услыхав о неизбежном ухода Йамуначарйи из этого мира, пришли повидать его два брахмана

Они удивились, увидев великого ачарйу сидящим и обсуждающим со своими учениками священные писания, казалось, совершенно оправившись от болезни. Услыхав о том, что эти два брахмана были из Кайчйпурам, Йамуначарйа сразу спросил их, как поживает Рамануджа. Они рассказали ему, что он сейчас перестал посещать лекции Йадавапракаши и изучает священные писания один, йамуначарйа был очень рад слышать, что молодой преданный теперь избавился от опасности, которой подвергаются те, кто слушает философию майавады, и тут же сложил восемь стихов, прославляющих милость Господа к Своим преданным.

Затем он обратился к Махапурне, одному из своих старших учеников: «Пойди, пожалуйста, в Канчй и приведи Рамануджу сюда, потому что я жажду видеть его в обществе вайшнавов». Махапурна поклонился в ноги своему гуру и в тот же день отправился выполнять его наказ.

 

УХОД ЙАМУНАЧАРЙИ

Через несколько дней после ухода Махапурны телом Алабандары снова завладела болезнь. Несмотря на сильную боль, он все же принял омовение и пошел в храм повидаться с Господом Рзнганатхой, владыкой своего сердца. Приняв немного маха-прасадам, он вернулся в храм, пригласив к себе всех своих учеников-домохозяев.

Прежде всего он с великим смирением попросил у них прощения за все оскорбления, какие он мог совершить по отношению к ним. Затем он попросил их взять на себя заботу о брахмачарй и учениках - санньяси, которые жили в ашраме. И наконец Йамуначарйа дал последние наставления своим ученикам-домохозяевам. «Вы должны каждый день вставать рано и идти в храм поклоняться Господу Ранганатхе, вдыхая цветы, которые были предложены Его лотосным стопам. Так ваш ум и разум очистятся, и вы сосредоточитесь на своей преданности Господу Нарайане. Кроме того, вы всегда должны быть преданы своему уховному учителю и быть внимательными, служа гостям».

Когда ученики-домохозяева ушли, Алабандара сел в позу лотоса и сосредоточил ум на стопах Господа Хари. Оставшиеся ученики начали все вместе повторять святое имя Господа Нарайаны под аккомпанемент сладостных звуков флейты и других инструментов. По щекам Йамуначарйи, все глубже погружавшегося в мысли о Верховной Личности Господа, полились слезы экстаза, а тело его пронзила дрожь. В этом экстатическом состояние преданной любви великий ачарйа оставил тело и вернулся к лотосным стопам Всевышнего Господа, своему вечному возлюбленному господину.

Кйртан сразу прервался, и у многих учеников вырвались громкие рыдания, а некоторые упали, потеряв сознание. Чуть позже санньяси и сын Йамуначарйи, Пурна, пришли в себя и начали приготовления к церемонии погребения. Прежде чем положить тело на украшенный паланкин, его омыли и одели в новые одежды. Затем, в медленной процессии, они отнеси паланкин вниз, на берег реки Каверй, сопровождаемые почч всеми жителями Шрй Рангама. Здесь, под звуки горьких стенаний, тело чистого преданного было захоронено, как это принято у тех, кто достиг совершенного уровня преданного служения.

 

ВСТРЕЧА С МАХАПУРНОЙ

В это время, выполняя наказ своего учителя, Махапурна шел в Канчйпурам и прибыл туда спустя четыре дня непрерывной пути. Он сразу же пошел в храм, чтобы увидеть Господа Варадараджу, и, уходя, случайно встретил Канчйпурну, который предложил ему провести ночь в его ашраме. Двое преданных провели вечер в обсуждении тем, касающихся Господа.

Ранним утром следующего дня они вместе отправились к священному колодцу, и когда подошли к нему, увидали Рамануджу с кувшином на плече, который нес его, чтобы совершить свое ежедневное служение Господу Варадарадже. Канчйпурна сказал: «Я должен теперь оставить вас, чтобы поклоняться Господу в храме. Это Рамануджа; идите и скажите ему о ваших намерениях».

Махапурна был очень рад видеть сияющего юношу-преданного; он казался таким чистым и свободным от пороков этого мира, что Махапурна инстинктивно начал повторять молитву из Стотра ратны Йамуначарйи. Услышав эти прекрасные гимны, прославляющие Господа Нарайану, исполняемые таким сладостным голосом, Рамануджа остановился в молчании, внимательно слушая стихи. Затем он подошел к Махапурне и спросил: «Господин, кто сочинил эти удивительные стихи, так прекрасно воспевающие качества Верховного Господа? Одно ваше пение в это утро возвысило мое сердце».

«Эти гимны составил мой духовный учитель, почтенный Йамуначарйа», - ответил Махапурна.

Рамануджа был очень рад услышать имя знаменитого преданного, но с тревогой в голосе спросил: «Я слышал, что великий Алабандара был болен. Он уже поправился? Давно вы его видели?»

«Я оставил общество моего гуру-махараджи всего пять дней тому назад, - ответил Махапурна, - и в то время он как раз оправился от болезни».

Рамануджа слушал эту новость с облегчением и, стараясь подольше пообщаться со святым Махапурной, пригласил его остановиться в его доме. Тогда Махапурна объяснил ему цель своего прихода в Канчйпурам. «Я пришел в этот священный город по просьбе великой души, Йамуначарйи, просто чтобы встретиться с вами и от его имени пригласить вас в Рангакшетру, чтобы мы могли общаться с вами».

Рамануджа с трудом поверил тому, что такой возвышенный преданный вообще знает о его существовании, не говоря уже о том, что он желает общаться с ним. Однако Махапурна убедил его в этом, сказав: «Мой учитель хочет видеть вас, и только поэтому я пришел сюда. Его здоровье значительно ухудшилось из-за неотступных болезней, и хотя сейчас он чувствует себя немного лучше, я думаю, что нам следует без промедления отправиться в путь, если вы хотите исполнить его желание».

Рамануджа был так рад неожиданной новости, что мог лишь приписать свою удачу милости Господа Варадараджи. Он с волнением сказал Махапурне: «Подождите здесь немного, пожалуйста; я должен отнести воду в храм и попросить у Господа разрешения уйти».

Он поспешил к храму и вскоре вернулся, готовый отправиться в путь. Махапурна спросил: «А как ваша семья? Не следовало ли сначала сообщить им о вашем намерении?»

«Повиновение приказу гуру гораздо важнее, чем любые семейные соображения, - ответил Рамануджа. - Давайте пойдем сразу, потому что я жажду видеть Шрй Йамуначарйу».

 

ПРИБЫТИЕ В ШРЙ РАНГАМ

Так они вышли в путь, взяв направление на юг, к священному городу Шрй Рангам. Каждый вечер они останавливались на ночлег в доме какого-нибудь благочестивного брахмана-преданного, а целыми днями шли как можно быстрее. Таким образом через четыре дня они подошли к берегу реки Каверй и сразу же пересекли Шрй Рангам. Они старались идти прямо к ашраму Йамуначарйи, расположенному рядом с храмом Господа Ранганатхи, но тут они увидели, что дорога заторена огромной толпой людей. Когда Махапурна спросил, по какому случаю здесь собралось так много народа, один человек ответил: «Господин, что вам сказать? Земля лишилась сейчас своего самого прекрасного украшения, потому что махатма Алабандара вернулся в обитель Господа».

Едва услыхав эти слова, Рамануджа потерял сознание и упал на землю, а Махапурна громко зарыдал и в отчаянии стал биться лбом о ладони своих рук. Спустя некоторое время Махапурна успокоился и, видя, что Рамануджа все еще лежит без сознания, принес немного воды и брызнул ею в лицо юноше. Когда Рамануджа медленно открыл глаза, он услышал слова утешения: «Не поддавайтесь горю; мы ведь твердо знаем, что все происходит по воле Господа Нарайаны. Пойдемте взглянуть на этот чистый образ, прежде чем он будет захоронен».

 

ТРИ ОБЕТА РАМАНУДЖИ

Рамануджа последовал за Махапурной к берегу Каверй. Когда они увидали тело Йамуначарйи, Махапурна упал к его ногам, омывая их слезами, в то время как Рамануджа стоял безмолвно, глядя на великого вайшнава. Хотя жизненный воздух ушел из тела, лицо Алабандары все еще было ясным и безмятежным, не тронутым тенью смерти. Рамануджа стоял потрясенный, просто глядя, как в трансе, на лицо великого преданного. Внезапно толпа умолкла и обернулась, чтобы взглянуть на Рамануджу, потому что он, казалось, был способен как-то преодолеть барьер смерти и целиком ощутить присутствие Йамуначарйи.

Спустя некоторое время Рамануджа сказал: «Я вижу, что три пальца правой руки Алабандары согнуты и крепко стиснуты-Они были такими и при жизни?»

Стоявшие рядом ученики ответили: «Нет, его пальцы обычно были прямыми. Мы не понимаем, почему сейчас они сжаты».

Тогда Рамануджа громко объявил: «Оставаясь сосредото­ченным на преданности Господу Вишну, я избавлю людей oт иллюзии, распространив славу Господа по всей этой земле». С этими словами один из пальцев расслабился и выпрямился.

 

ЖИЗНЬ РАМАНУДЖАЧАРЙИ

Рамануджа заговорил снова: «Чтобы доказать, что нет истины выше Господа Вишну, я напишу Шрй-бхашйу, комментарий к Веданта-сутре». И тогда выпрямился второй палец Йамуначарйи.

Рамануджа объявил снова: «Чтобы оказать почтение мудрецу Парашаре, который прекрасно описал славу Господа в Вишну Пуране, я назову в его честь одного ученика вайшнава его именем». С этим последним заявлением расслабился и выпрямился последний палец Алабандары.

Видя это чудо, все были поражены. Они не догадывались, что три согнутых пальца Йамуначарйи показывали на три его невыполненных желания: распространить славу Господа по всей Индии, собрать и завершить комментарии вайшнавов на Веданта-сутру, которые опровергли бы атеистические доктрины имперсоналистов, и почтить память мудреца Парашары, назвав его именем ученика. Теперь Рамануджа объявил, что завершит дело, начатое Алабандарой.

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ В КАНЧЙ

Еще до того как тело было захоронено в гробнице самадхи на берегу реки Каверй, Рамануджа ушел из Шрй Рангама, чтобы вернуться в Канчйпурам. Ученики Йамуначарйи просили ere принять даршан у Господа Ранганатхи, но он отказался: «Я не желаю видеть эту жестокую форму Господа, не исполнивши моего самого сокровенного желания и забравшую владыку моей сердца». И он ушел, не сказав больше ни слова.

С этого дня характер Рамануджи изменился, став гораздо боли суровым и серьезным. Теперь он даже больше, чем прежде, избегал общения с непреданными. Долгое время он оставался один, изучая священные писания, и находил истинное счастье лишь в обществе Канчйпурны.

 

 

 

 

ГЛАВА ПЕРВАЯ, ЙАМУНАЧАРЙА ГЛАВА ТРЕТЬЯ, САННЬЯСА
Главная | О проекте | Видео | Студия танца и музыки «Куджана» | Авторское фото | Религия Философия Культура | Библиотека | Заметки Блоги Ссылки | Индийский блокнот | Контакты | Обновления | Поиск по сайту