Глава четырнадцатая. БИТВА БОГИНИ С ТАМРОЙ И ЧИКШУРОЙ Глава шестнадцатая. МАХИША САМ ОТПРАВЛЯЕТСЯ К БОГИНЕ И БЕСЕДУЕТ С НЕЙ

Глава пятнадцатая. БИТВА БОГИНИ С БИДАЛОЙ И АСИЛОМАНОМ

Услышав, что ею умерщвлены оба [асура], Махиша, наполненный удивлением,

Отправил сильных дайтьев, чтобы убить ее, (1)

Возглавляемых Асиломаном и Бидалой, неистовых в бою,

Вооруженных, закованных в доспехи, в сопровождении великого войска. (2)

И там они увидели Богиню, восседающую на льве,

Восемнадцатирукую, дивную [обликом], держащую меч и щит. (3)

Асиломан, выйдя вперед, обратился, как бы улыбаясь,

К Богине, готовой умерщвлять дайтьев, склонившийся из вежливости и спокойный. (4)

Асиломан сказал:

О Богиня, скажи же правду, ради чего сюда, о красавица,

Ты пришла, и зачем ты губишь безгрешных дайтьев? (5)

Назови причину этого, и с тобой я заключу мир.

Золото, жемчуг, драгоценности и прекрасные сосуды, (6)

Какие ты желаешь, о прекраснобедрая, ты возьмешь и уйдешь не медля.

Ради чего ты желаешь битвы, приносящей лишь боль и страдания? (7)

Мудрые говорят, что война всех радостей лишает.

Нежное тело твое не способно вынести даже удара цветка, (8)

Так как же удары оружия сможешь ты перенести, удивляюсь я.

Плод хитроумия есть мир, всегда ведущий к счастью. (9)

Так зачем же войну, являющуюся причиной страданий, ты вести желаешь?

В этом бренном мире следует стремиться к счастью и избегать несчастья, таково правило. (10)

Говорят, что есть два вида счастья: постоянное и преходящее.

Знание Атмана есть постоянное счастье, а преходящее порождается наслаждениями. (11)

Поэтому размышляющие о сути Вед и шастр должны избегать преходящего [счастья].

Если же ты принимаешь учение безбожников, о прекрасноликая, (12)

То, вступив в пору юности, вкушай изысканнейшие наслаждения.

Если ты сомневаешься в [существовании] иного мира, о тонкостанная, (13)

Постоянно ставь своей целью достижение райских удовольствий176, о красавица, на земле.

Зная, что молодость тела мимолетна, совершай добрые деяния. (14)

Мудрые пусть избегают совершать дела, причиняющие другим мучения,

Но, напротив, к следованию Закону и достижению Богатства и Любви пусть стремятся177. (15)

Поэтому ты, о красавица, сосредоточь свой ум на дхарме.

Отчего же ты умерщвляешь дайтьев, о Мать, хоть они не [чинили тебе] обид178? (16)

Есть чувство милосердия, и жизнь покоится на истине179.

Поэтому мудрые должны быть милосердными и правдивыми. (17)

Назови причину того, о прекраснобедрая, что ты умерщвляешь данавов.

Богиня сказала:

Ты спросил, о мощнодланный, ради чего я явилась сюда. (18)

Об этом я поведаю, а также о причине умерщвления [асуров].

Я странствую, о дайтья, по всем мирам постоянно (19)

И являюсь свидетельницей праведности и баззакония существ.

Не присущи мне ни стремление к наслаждениям, ни алчность, ни чувство вражды. (20)

Суть дхармы я исполняю, защищая людей добродетельных.

Этому своему обету я постоянно следую: (21)

Должно оберегать добродетельных, умерщвлять злодеев

И охранять Веды, [являясь] во многих нисхождениях. (22)

Из века в век предпринимаю я эти нисхождения180.

Дерзкий Махиша готов ныне лишить богов жизни. (23)

Зная это, ради убиения его я пришла, о ракшас, сейчас.

Его убью я, могучего недруга богов, творящего порочные деяния. (24)

Уходи или оставайся или сказанную тебе истину

Передай [своему] царю, негодному сыну буйволицы: (25)

«Зачем других посылаешь ты сюда, сам вступи в битву

Или если ты, о царь, со мной желаешь заключить мир, (26)

То все [асуры] пусть уходят в Паталу, оставив вражду, благополучно.

Сокровища богов, все то, которое было отобрано после победы над ними в сражении, (27)

То возвратив, ступайте в Паталу, где находится Прахлада181.

Вьяса сказал:

Выслушав слова Богини, Асиломан, стоящий впереди, (28)

Обратился с вопросом к великому герою Бидале.

Асиломан сказал:

Слышал ты, о Бидала то, что молвила Бхавани. (29)

Итак, вступать ли в войну или заключать мир?

Бидала сказал:

Не желает мира царь, но стремится он к битве, зная, что смерти не избежать. (30)

Видя, что [прежние посланцы] убиты, отправил он нас, так кто же способен от Судьбы уйти182?

Тяжела дхарма слуг, лишенных тщеславия, исполняющих приказы, следующих воле [господина], будто куклы – движению нитей.

Как к нему [мы], ты и я, подойдем и обратимся к нему с резкими [словами]: (31)

«Пусть отправляются в Паталу все [асуры], возвратив сокровища богам!»

Следует говорить приятное, пусть даже и являющееся ложью, [хоть] приятные слова и не приносят блага.

Правда же приятной не бывает, вот почему молчание предписано для мудрых183.

Герои не должны с бессмысленными речами обращаться к царю – такова наука властвовать. (32)

Не следует идти туда, чтобы говорить, что будет благом,

Или, придя, задавать вопросы, царь [этим] будет рассержен. (33)

Так поразмыслив, следует вступить в бой, пусть и опасный для жизни,

С мыслью, что дело господина превыше всего, а смерть подобна траве184. (34)

Вьяса сказал:

После этого раздумья оба героя устремились к битве,

Вооруженные луками и стрелами, препоясовши чресла, они взошли на колесницы. (35)

Первым Бидала выпустил семь стрел,

Асиломан же, величайший знаток оружия, стоял вдали, [как] зритель. (36)

Те летящие стрелы Амбика рассекла своими стрелами

И поразила Бидалу тремя стрелами, остро отточенными на камне. (37)

Получив раны от стрел, дайтья рухнул на поле брани

И, потерявши сознание, испустил дух, данава, по воле Судьбы. (38)

Видя, что Бидала был сражен в бою множеством копий и стрел,

Асиломан с луком в руках устремился на битву. (39)

Подняв вверх верхнюю руку, он обратился к ней со сладостной речью:

«О Богиня! Я знаю, что смерть [суждена] порочным данавам. (40)

Но тем не менее я, зависимый от другого, должен вступить в бой,

Тупоумный же Махиша не может отличить приятное от неприятного185. (41)

Поэтому я не буду говорить ему неприятное, [пусть и являющееся] благом,

Но приму смерть, подобающую герою186, является ли это благом или нет. (42)

Судьба превыше всего, я полагаю, тщетно же геройство бесполезное.

Будут падать скоро данавы на землю, твоими стрелами пораженные». (43)

Молвив так, ливень стрел испустил тот лучший из данавов,

Но Богиня разбила их, не достигшие [цели, своими] стрелами, вблизи от себя. (44)

Другими же стрелами она нанесла раны Асиломану,

И на нее, чьи очи были полны негодования, взирало множество бессмертных. (45)

Данава с телом, утыканным стрелами, стал напоминать,

Истекая кровью, цветущую киншуку187. (46)

Асиломан, стремительно схватив тяжелую железную палицу,

Нагрянул на Чандику и ударил льва по макушке головы. (47)

Но лев ударом когтей разодрал ему грудь,

Не обратив внимания на нанесенный тем силачом удар палицы. (48)

Не медля грозный дайтья вскочил с палицей в руках

И, взобравшись льву на голову, [попытался] ударить Матерь мира. (49)

Уклонившись от его удара, о владыка народа,

Мечом с острым лезвием она снесла ему голову. (50)

После того как [его] голова была отрублена,

Индра дайтьев рухнул тотчас же на землю,

И громкий крик ужаса раздался в войске того злодея. (51)

«Победа [тебе], Деви!» - так боги стали восхвалять Матерь мира,

Зазвучали божественные дундубхи и запели, о царь, киннары. (52)

Видя, что оба данава убиты и пали на поле брани,

Лев стал умерщвлять всех [их] воинов [подряд]. (53)

Некоторых он пожрал и так завершил битву,

Другие же, разгромленные, обессилевшие, страдающие, бежали к Махише. (54)

Они рыдали и кричали: «Защити, защити [нас]!

Асиломан и Бидала убиты, о лучший из царей! (55)

Другие же воины, о государь, пожраны львом!»

Так обращающиеся к царю, они причинили [ему] боль. (56)

Выслушав их слова, Махиша, удрученный,

Был охвачен тревогой, расстроенный, объятый скорбью. (57)

 

Так в пятой книге махапураны Девибхагавата заканчивается пятнадцатая

глава, называющаяся «Битва Богини с Бидалой и Асиломаном»

 

 

 

 

Глава четырнадцатая. БИТВА БОГИНИ С ТАМРОЙ И ЧИКШУРОЙ Глава шестнадцатая. МАХИША САМ ОТПРАВЛЯЕТСЯ К БОГИНЕ И БЕСЕДУЕТ С НЕЙ
Главная | О проекте | Видео | Студия танца и музыки «Куджана» | Авторское фото | Религия Философия Культура | Библиотека | Заметки Блоги Ссылки | Индийский блокнот | Контакты | Обновления | Поиск по сайту