ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ. УХОД МАНОРАМЫ И СУДАРШАНЫ В ЛЕС ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ. СУДАРШАНА ПОЛУЧАЕТ КАМАРАДЖУ

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ. ВОСШЕСТВИЕ ШАТРУДЖИТА НА ТРОН

Могучий Юдхаджит, после битвы придя в Айодхью с намерением лишить жизни Сударшану, спросил о Манораме. (1)

Повторно спросив: «Куда она ушла?», он послал слуг [на ее поиски], а затем в благоприятный день возвел сына дочери на трон. (2)

Великий мудрец Васиштха был поставлен жрецом, он и другие придворные стали петь гимны из Атхарваведы и возвели Шатруджита на трон. (3)

О лучший из куру! Тогда зазвучали раковины, барабаны, бхери и турии, и великий праздник, и ликование имели место. (4)

Пение ведических мантр брахманами и гимнов магадхами и возгласы "Победа!" царю наполнили город радостью. (5)

И когда новый царь Шатруджит взошел на трон, подданные возликовали, и везде раздавались пение гимнов и грохот барабанов. (6)

Но некоторые добрые люди, оставшись дома, предавались скорби, думая о Сударшане: «Куда ушел тот царевич? (7)

И куда удалилась целомудренная Манорама, сопровождаемая сыном?

Ее отец был сражен в битве врагом, жаждущим царства". (8)

Так размышляя, праведные, беспристрастные люди пребывали, горестные, не подчиняясь [в душе] Шатруджиту. (9)

Юдхаджит же, поставив сына дочери [царем], в соответствии с предписаниями, и передав царство придворным, отбыл в свой город. (10)

Прослышав затем, что Сударшана находится в обители мудрецов, он, желая убить [его], поспешно отправился на гору Читракуту. (11)

В сопровождении вождя нишадов, героя по имени Балаccxci, Он пришел к Дурдарше, градоначальнику Шрингаверапуры. (12)

Услышав о том, что он идет, сопровождаемый войском, [Манорама], имеющая сына-ребенка, была очень огорчена и ее стал терзать страх. (13)

И она, обуянная скорбью, со слезами на глазах, обратила речь к мудрецу: «Что делать мне, куда идти? Ведь Юдхаджит приближается. (14)

Он убил моего отца и сделал царем сына дочери. [Сейчас], намереваясь убить моего сына, он идет сюда, сопровождаемый войском. (15)

Я прежде слышала, о господин, что пандавы жили в лесу,

В святой обители мудрецов вместе с Панчалийкойccxcii. (16)

[Однажды] пять братьев-партхов ушло на охоту, а Драупади осталась в той благой обители мудрецов. (17)

Дхаумья, Атри, Галава, Паила, Джабали, Гаутама, Бхригу, Чьявана, Атриготра, Канва, Джату, Крату, (18)

Витихотра, Саманту, Яджнадатта, Ватсала, Рашасана, Кахода, Явакри, Явакрит, Крату - (19)

Эти и прочие благие мудрецы, Бхарадваджа и другие, читая Веды, все пребывали в той обители. (20)

Вместе со служанками Яджнасени, все члены тела которой были прекрасны, находилась, о мудрец, в обители, без всякого страха в окружении мудрецов. (21)

В то время как пять героев-партхов, истязателей недругов, носящие лук и стрелы, преследуя оленей, переходили из леса в лес, (22)

Повелитель Синдхуccxciii, обладающий Шриccxciv, сопровождаемый войском, приблизился к обители, услышав чтение Вед. (23)

Услышав чтение Вед, царь, защитник людей, поспешно спустился с колесницы, желая лицезреть святых мудрецов. (24)

Когда он пришел туда вместе с двумя слугами, он увидел мудрецов, занятых чтением Вед, и сел, (25)

Сложивши ладони, пребывая в напряжении. Когда царь Джаядратха вошел в ту обитель, любимую мудрецами, и сел, о господин, (26)

Тогда женщины, жены мудрецов вышли, желая увидеть прибывшего царя, спрашивая [друг друга]: «Кто это?» (27)

Вместе с ними вышла прекраснобедрая Яджнясени, и Джаядратха увидал ее, красотой подобную второй Шри. (28)

Увидев ее, смотрящую искоса, красотой подобную божественной деве, царь спросил [мудреца] Дхаумью: «Кто эта женщина, смуглая, дивная ликом? (29)

Чья она супруга и чья дочь, и как зовут красавицу, наделенную изумительным обликом, подобную Шачи, снизошедшей на землю? (30)

[Эта] красавица выглядит, как лиана гвоздичного дерева посреди леса из колючих деревьев или как Рамбха, окруженная множеством ракшасиccxcv.(31)

Правду скажи, о обладатель великой доли, чья возлюбленная эта женщина? Она выглядит как супруга царя, но не как супруга мудреца, о брахман!" (32)

Дхаумья сказал:

Это любимая жена пандавов, прекрасная Драупади Панчалийка, о Индра среди царей Синдха, и она живет здесь, в прекрасной обители. (33)

Джаядратха сказал:

Куда ушли пять героев-пандавов, известных своей доблестью, [которые] живут здесь в лесу, герои, оставившие скорби, могучие? (34)

Дхаумья сказал:

Пять пандавов отправились на колесницах на охоту.

Те цари, вернутся в полдень, настреляв оленей. (35)

Услышав его слова, царь встал и, подойдя к Драупади и поклонившись ей, промолвил следующее: (36)

«Благо тебе, о прекраснобедрая, куда же ушли мужья твои?

Одиннадцать лет прошло уже, [как ты живешь] в лесу". (37)

Драупади тогда отвечала: «Благо тебе, о царевич. Подожди, скоро в обитель вернутся пандавы». (38)

После этих ее слов царь-герой, охваченный вожделением, похитил Драупади, оскорбив этим [присутствующих там] лучших из мудрецов. (39)

Мудрые не должны никому оказывать доверия, ведь, оказывая [доверие], горя достигает [человек]. Вот пример Балиccxcvi. (40)

[Бали был] сыном Вайрочаны, прекрасным, праведным, правдивым в обещаниях, совершителем жертвоприношений, раздателем даров, предоставляющим убежище, лучшим из добродетельных людей, (41)

Никогда не совершающим беззаконие, внуком Прахлады. Он совершил девяносто девять жертвоприношений, сопровождаемых раздачей даров. (42)

Но Вишну, олицетворяющий саттву, тот, которого почитают йоги, неизменный Бхагаван, ради успеха дела богов (43)

Родился от Кашьяпы в облике карлика и хитростью отобрал у него царство и землю вместе с морями. (44)

Я слышала, что царь Бали, сын Вирочаны, был правдив в обещаниях, но Вишну обманул его ради Индры. (45)

А разве другой не способен совершить подобное тому, что совершил [Вишну], олицетворенная саттва, приняв облик карлика, с намерением воспрепятствовать жертвоприношению [Бали]? (46)

Не следует никому и никогда доверять, ведь если жадность [проникает] в сердце, о господин, то какой грех не может быть совершен? (47)

Пораженные алчностью, существа совершают грехи, и нет у них страха перед иным миром, о мудрец. (48)

Охваченные жадностью, они пренебрегают мыслью, словом и деломccxcvii другими вещами, и таким образом падают. (49)

Люди всегда поклоняются богам, [желая] богатства, но боги не даруют им постоянно богатство. (50)

Они даруют им его через других, побуждая их заниматься торговлей, делать подарки, использовать силу или воровать. (51)

Вайшьи поклоняются богам, потому что они думают, что будут богаты, и таким образом они продают зерно, одежду и прочее. (52)

Разве нет [у купцов] желания [отнять] чужое имущество благодаря торговле, о мучитель недругов? И когда наступает тяжелое время, [купец] ожидает большой прибыли. (53)

Таким образом все живые существа стремятся отобрать имущество, [принадлежавшее] другим, так какое может быть доверие [к кому-либо], о брахман? (54)

Напрасно совершение паломничества, напрасна раздача даров, напрасно изучение Вед, совершаемые [людьми], охваченными жадностью и заблуждением, они как будто бы и не совершаемы. (55)

Поэтому, о обладатель великой доли, побуди [Юдхаджита] вернуться домой, а я вместе с сыном останусь жить [здесь], как Джанакиccxcviii, о лучший из брахманов". (56)

Услышав ее слова, яростный мудрец Бхарадваджа вышел к царю Юдхаджиту и сказал ему следующее: (57)

«Возвращайся, о царь, в свой город, или куда хочешь, о лучший из царей. Не выйдет к тебе горестная Манорама вместе с сыном-ребенком!" (58)

Юдхаджит сказал:

Перестань же дерзить мне, о Саумья, о мудрец, и отдай Манораму. Я не уйду никуда без нее или иначе я уведу ее силой. (59)

Мудрец сказал:

Уведи же ее силой из моей обители, если у тебя есть сила, как прежде Вишвамитра [увел] корову мудреца Васиштхи! (60)

 

 

Так в третьей книге махапураны Девибхагавата заканчивается шестнадцатая глава, называющаяся «Восшествие Шатруджита на трон»

 

 

 

 

 

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ. УХОД МАНОРАМЫ И СУДАРШАНЫ В ЛЕС ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ. СУДАРШАНА ПОЛУЧАЕТ КАМАРАДЖУ
Главная | О проекте | Видео | Студия танца и музыки «Куджана» | Авторское фото | Религия Философия Культура | Библиотека | Заметки Блоги Ссылки | Индийский блокнот | Контакты | Обновления | Поиск по сайту